Адамьянц Тамара Завеновна
Новогодняя сказка. Волшебные снежинки, или утренняя бодрость

Lib.ru/Современная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Адамьянц Тамара Завеновна (tamara-adamiants@yandex.ru)
  • Размещен: 01/01/2022, изменен: 01/01/2022. 137k. Статистика.
  • Статья: Сказки
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Веселая и добрая новогодняя сказка. С главными героями их игрушками случаются забавные и неожиданные приключения.


  •   

    Тамара Адамьянц

    ВОЛШЕБНЫЕ СНЕЖИНКИ, ИЛИ УТРЕННЯЯ БОДРОСТЬ

      
      
       ВСЕ ЖДУТ ДЕДА МОРОЗА
      
       С приближением Нового года все дети начинают мечтать о подарках. Сказочный Дед Мороз, который приносит их в дом, чаще всего приходит ночью, когда все уже спят. А наутро под ёлкой или у детской кроватки или в другом - подчас совсем неожиданном месте - обнаруживаются чудесные новогодние подарки. Засыпая в ночь под Новый год, мальчики и девочки беспокоятся: найдёт ли Дед Мороз дорогу к их дому? И кто откроет дверь, когда он придёт?
       Но напрасно они волнуются: для волшебного Деда эти проблемы - сущие пустяки. Дорогу к ребятам он находит всегда, а проникнуть в любое жилище может даже сквозь стену. Но, как правило, едва подходит Дед Мороз к дверям - и тут же они распахиваются. А знаете, кто их открывает? - живущие в доме игрушки, которые тоже ждут прихода Деда Мороза и тоже ему рады.
       В одной из квартир многоэтажного дома, каких много в любом большом, среднем и маленьком городе, с нетерпением ожидали Деда Мороза два мальчика-брата и их игрушки. Мальчикам разрешили лечь спать попозже, а до этого они, как это и принято в новогодний праздник, и вокруг нарядной ёлки попрыгали, и за вкусным ужином вместе со взрослыми посидели. И вот наконец они неохотно отправились в свою комнату, мечтая о том, чтобы поскорее наступило утро.
       ...Ночь. Тишина. В квартире все спят. В гостиной, где стоит ёлка, прохладно: несмотря на то, что на улице сильный мороз, форточку оставили приоткрытой, для свежего воздуха. Здесь никого нет, кроме игрушек, которые начинают собираться из разных комнат, даже из кухни.
       В полумраке видно, как к ёлке подходят два плюшевых медведя - бурый и красный. Они одного роста, но бурый коренастый и толстый, ступает тяжело: топ, топ, топ, говорит басом. С первого взгляда понятно, что он взрослый и очень серьёзный. Красный же гораздо тоньше, голосок его тоненький, можно даже сказать, писклявый, сразу видно, что медвежонок. Бурого медведя зовут Медведь или дядя Миша, а Красного - Мишутка.
       -Дядя Миша, - пропищал Мишутка, - а мне Дед Мороз принесёт что-нибудь?
       -Всем принесёт, - пробасил Медведь. - Разве он может забыть или обидеть кого? Я-то его знаю много-много лет...
       -Говоришь, всем-всем принесёт? - у ёлки появилась толстая румяная Матрёшка, которая крайне редко выбиралась из своих дальних краёв, то есть из кухни.
       -Тогда я не одна, тогда нас много, - сказала Матрёшка...
       И тут - красный медвежонок Мишутка пискнул от удивления - Матрёшек стало много, очень много, так много, что он и сосчитать бы не смог (а считал он так: один, два, много...).
       Матрёшек оказалось целых шесть: Матрёшка Большая, Матрёшка Поменьше, Матрёшка ещё поменьше, Матрёшка ещё-ещё поменьше, Матрёшка ещё-ещё-ещё поменьше и самая маленькая, крошечная, которую ласково называли Матрёшечка.
       До этого они прятались одна внутри другой, вот такая у них особая забава - всех удивлять: приходит вроде бы одна, а не успеешь моргнуть - их уже две, ещё раз моргнёшь - уже три, ну и так далее. В кино хорошо ходить, по одному билету.
       И только самая старшая, Матрёшка Большая, никогда не пряталась и всегда защищала своих сестричек. Впрочем, старшие всегда защищают тех, кто меньше, разве не так?
       -Дед Мороз сейчас придёт, всем подарки принесёт, - хором запели все шесть матрёшек, кружась, в своих пёстрых юбках и высоких кокошниках, вокруг ёлки.
       -И Медведям принесёт, и Матрёшкам принесёт, - подхватили Медведи.
       -А Щенку? Щенку принесёт? - к ёлке подкатился мохнатый клубок.
       -И Щенку принесёт, - Щенок тоже оказался в хороводе.
       -Подождите! Без меня не ешьте! - раздался топот, пыхтенье, наконец, неуклюже переваливаясь на коротких задних лапах, появился Барсук.
       -Барсуку принесёт, - запели Матрёшки, но тот перебил их.
       -Больше всех Барсуку принесёт, - заявил он.
       Подъехал автомобиль с самодельным санитарным крестом - игрушечный грузовик, переоборудованный в санитарную карету. За рулем сидел доктор в белом халате. Мальчики, хозяева игрушек, звали его Добрый Доктор, и это имя ему очень подходило.
       -Пляшете, а уже пора бы и двери открывать. Дед Мороз вот-вот появится, - сказал Добрый Доктор, высунувшись из окошка.
       -Ну, я пошёл, - и Барсук, оставив хоровод, помчался вон из комнаты.
       -Подожди! Все вместе пойдём! - закричал Медведь, но Добрый Доктор остановил его.
       -Пусть бежит. Все равно мы будем раньше. Полезайте-ка все в кузов моего автомобиля!
       Не проехали и полпути - догнали тяжело топающего Барсука.
       -Подождите! - закричал он. - Так нечестно! А меня, меня забыли?
       Машина проехала было мимо Барсука, но остановилась.
       -Возьмём? - спросил Добрый Доктор. - Не будем на него сердиться, по случаю праздника...
       -Да пусть едет, - согласились игрушки.
       Вскоре машина выкатилась в переднюю. Все выскочили из кузова, распахнули входную дверь... И в самый раз! Дверцы лифта растворились, оттуда сначала показался носок валенка, потом клочок седой бороды - и наконец появился сам долгожданный Дедушка Мороз!
       -Ждёте? - весело спросил он и шагнул в квартиру.
       -Ждём! Еще как ждём!
      
      
       В КВАРТИРЕ ПОЯВЛЯЮТСЯ ЗАЙЧАТА
       Гостя окружили, стали трогать бороду, валенки, обнимать и целовать - чтобы убедиться, что он настоящий, никуда не исчезнет! Взбирались по длинной бороде, залезали на руки и даже на плечи, заглядывали в карманы.
       -Детишки мои, дорогие мои, - гладил Дед каждого. - Скучал без вас, скучал, целый год не видел.
       -А ты не уходи, а ты живи с нами.
       -Как же не уходить? Вон вас сколько, моих игрушечных, во всех домах, во всех городах. А сколько мальчиков и девочек, их мам и пап, бабушек и дедушек. И все меня ждут. И всех я люблю!
       -А вот здесь, вот здесь у тебя что? - спросила самая маленькая матрёшка по имени Матрёшечка, показывая на мешки Деда Мороза, и, смутившись от своей смелости, стала ещё румянее.
       -Сейчас узнаете. Вот в этом, большом, - подарки детям.
       -И нашим мальчикам?
       -Всем-всем детям, и мальчикам, и девочкам, никого не забыл! А в этом, маленьком мешке, - здесь конфеты - и для вас, и для детей, и даже для взрослых!
       -Здесь же немного, - удивились игрушки, - разве всем-всем хватит?
       -Ещё как хватит, - улыбнулся Дед Мороз. - Мой мешок волшебный, сколько из него ни возьми - все равно останется полным. Давайте, подходите, каждому - по большой вкусной конфете!
       Первым к мешку подобрался Барсук и ухватил сразу две. Затем подошли Матрёшки и, перегородив подходы к мешку своими пышными юбками, долго в нём копались: выбирали карамельки, а шоколад они, оказывается, не любят.
       Затем настала очередь Щенка, Медведей и, наконец, Доброго Доктора, который, как и любой заботливый врач, никогда не забывает о своих подопечных: он взял сладкий подарок не только для себя, но и для тех, кто из-за болезни не смог прийти сам.
       Сколько же было удовольствия! Все-таки конфеты, которые приносит Дед Мороз - самые вкусные! А Барсук съел свои конфеты с бумажками!
       Оделив всех, Дед Мороз положил большой пакет и под ёлку,
       -Здесь тоже конфеты, для мальчиков, их мамы и папы.
       -Это очень даже хорошо, - радовались игрушки, - потому что наши мальчики обязательно с нами поделятся, они добрые!
       -Ну, а теперь... - торжественно объявил Дед Мороз.
       -Подарки мальчикам! Подарки нашим мальчикам! - закричали игрушки. - Ура!
       -Угадали, - сказал Дед Мороз. - Какие подарки они заслужили?
       -Самые замечательные, потому что наши мальчики тоже самые замечательные!
       -Договоримся так, - сказал Дед Мороз, - первый подарок - младшему, а второй - старшему. Мой мешок никого не обидит.
       -Вот бы нам - друг, - мечтательно сказала Матрёшечка и спряталась в смущении за сестёр.
       -Нет, лучше ещё один кулек с конфетами, - тоже мечтательно сказал Барсук.
       -Посмотрим, посмотрим, - успокоил всех Дед. - Мой мешок знает, кому что положено, кто что заслужил. Итак, первый подарок - младшему мальчишке, веселому шалунишке. - Гм, заговорил стихами на старости лет, - удивился он и принялся развязывать мешок. Едва распустил он веревочку, стягивающую горловину, как мешок подпрыгнул, внутри его что-то грохнуло, как залп из пушки, вылетело вон и шлепнулось на пол.
       -Батюшки! Что за работа такая беспокойная! - проворчал Дед Мороз. - Ну-ка, покажись, кто тут такой шустрый? - и он поднял за шиворот пушистого игрушечного зверька. - Заяц! Ты что безобразничаешь? Чуть с ног меня, старика, не сбил. Тебе положено быть тихим, всего бояться. Что, так захотелось в друзья шалунишке? Да ты, похоже, и сам не прочь порезвиться? Ну, иди! - и он посадил ушастого под елку.
       -Теперь - подарок старшему братцу, который любит читать и не любит баловаться, - тоже в рифму выговорил Дед и осторожно запустил руку в мешок. - Выпрыгивать никому не дам! Сейчас! Конструктор или умную книгу наш старшой вполне заслужил. Мой мешок знает, кому что...
       Он вытащил подарок из мешка, долго молчал, разглядывая, и, наконец, в недоумении произнес:
       -Опять длинноухий! И точно такой же, как первый! А ты-то куда полез? К большому мальчику, школьнику и к тому же - отличнику. Неужели мой мешок ошибся? Ну ладно, посадим и этого под ёлку.
       И тут он призадумался:
       -Вот только как Вас, совсем одинаковых, различать? Как мальчики поймут, кому какой подарок? Ну, ничего, сейчас что-нибудь придумаем. Так, пока сам не перепутал, где тот заяц, который из мешка пулей выпрыгивает и за троих шумит? Который первый из мешка появился - тот пусть так и зовется: "Первый".
       И Дед стал выводить фломастером на спинке шустрого зайчонка цифру "1".
       - Да не вертись ты, баловник, - ворчал он.
       -А тебя, значит, назовём "Второй", раз ты вторым появился, - обратился он к другому зайцу, который смирно сидел под ёлкой. Тоже подходящее имя. -Так и обозначим.
       На спинке другого зайчонка появилась цифра "2".
       - Вот и умница, оставайся, как и сейчас, спокойным да послушным, - напутствовал зайчонка Второго Дед. - Одно удовольствие с такими, как ты, дело иметь. И за братцем своим следи, уж больно он непоседливый.
       -Ну вот, - он стал завязывать свои мешки, застегивать пуговицы на шубе. - Теперь всё. Всех я одарил, с зайцами разобрался, пора прощаться. В других местах тоже ждут.
       Он дошел до двери - и остановился:
       -До следующего Нового года! А вот это, на прощание, - для всех-всех-всех! Самый главный подарок! Постарайтесь им правильно распорядиться! - он запустил руку в карман, вынул полную горсть прозрачных снежинок, подбросил - по комнате разлилось голубоватое сияние, остро и будоражуще всколыхнулся воздух, стало ещё прохладнее - и Дед Мороз исчез.
       -Что это? - спросил Медвежонок. - Что это было?
       -Это, наверное, прекрасная новогодняя тайна, - заявил Бурый Медведь. - Мне так кажется.
       -Чепуха. Просто льдышек полные карманы, - хмыкнул Барсук.
       Но игрушки уже не слушали ни Барсука, ни Медведя - все сгрудились у елки и рассматривали маленьких длинноухих зайчат. Те, не шевелясь, сидели под ёлкой. Добрый Доктор тут же достал стетоскоп и стал слушать, как они дышат, выстукивать их грудки и спинки.
       -Всё в порядке, просто крепко спят, - сказал он.
       -Хорошенькие какие, славные, и всего-то им полчаса от роду, устали, - шептались Матрёшки. - Надо бы их покормить, молочка бы им, кашки.
       -Завтра, завтра, всё завтра, - сказал рассудительный Добрый Доктор. - Главное, что они здоровы. А сейчас всем тоже спать. Последний раз мы спали в прошлом году, - пошутил он.
       Игрушки опять залезли в грузовик, и Добрый Доктор развёз всех по местам, туда, где им и положено находиться: Матрёшек - на кухню, Медведей, Барсука и Щенка - в Уголок игрушек, сам же отправился за дальний шкаф, где помещалась его больница и где уже давно находилась на излечении старая-престарая Бабушка Креветка.
      
      
       БОЛЕЗНЬ КРЕВЕТКИ
      
       Много лет Креветка верой и правдой служила людям - была брелоком на связке ключей. Иными словами, она и охраняла, и украшала своим ярким и необычным видом связку ключей. Намертво вцепившись усиками в металлическое кольцо, на которое нанизаны ключи, обычно она или лежала в каком-нибудь из папиных карманов, или качалась под зажиганием автомобиля. Наконец она поистерлась, яркие краски ее панциря слезли, и бедную усталую Креветку заменили на другой брелок, более модный: маленький пистолетик, стреляющий лазерным лучом. А Креветка вышла на пенсию, как она любила говорить. Теперь целыми сутками она спала или дремала, отказывалась от еды и так ослабла, что Добрый Доктор поместил её в больницу. Но и здесь она всё спала и спала, не помогали ни уколы, ни таблетки.
       -Старость, - вздыхала она, изредка просыпаясь, - ничего не поделаешь, старость.
       Уезжая на встречу Нового года, Добрый Доктор пытался разбудить её и взять с собой: вдруг, надеялся он, общее веселье пойдёт больной на пользу, но Креветка даже глаз не открыла. Вот и сейчас, подъезжая к своей больнице, доктор с грустью думал о том, что медицина ещё не все может.
       Он положил подарки Деда Мороза на столик у кровати - конечно же, веселясь у ёлки, он не забыл и о своей больной - и на всякий случай спросил:
       -Ну, и как мы себя чувствуем?
       И тут Креветка проснулась.
       -Здравствуй, Доктор, - сказала она. - Идём встречать Новый год!
       От удивления Добрый Доктор онемел, но уже через мгновение принялся измерять своей больной пульс, ставить градусник. И - о чудо! Всё-всё оказалось нормальным или почти нормальным! А Креветка отмахивалась от него всеми своими ножками и усиками и скрипучим голосом требовала:
       -Хочу встречать Новый год!
       Еле-еле удалось уложить её обратно в постель, и то потому, что разумная Креветка согласилась не шуметь посреди ночи и посмотреть на ёлку завтра, раз уж сама виновата в том, что проспала праздник.
      
       ЗАЙЧАТАМ СТРАШНО
      
       Ночь. Тишина. Все спят. Под ёлкой обнявшись, чтобы согреться, - из приоткрытой форточки льётся холодный воздух, - дремлют зайчата. Вдруг сначала один, а потом и другой зайчишка навострили ушки: что-то зашуршало, затем - всё ближе, ближе - шлёп, шлёп - раздались крадущиеся шаги. Показалась фигура в чёрном плаще с капюшоном. Но зайчата в темноте не разобрали, что это одежда сделала голову ночного гостя клиновидной. Да и вообще они пока что мало что знали и видели, а точнее сказать - ничего.
       -Острая голова, - задрожали они. Им стало казаться, что нет ничего страшнее чёрной фигуры с острой головой. А неизвестный подбирался всё ближе, ближе...
       -Эй, вы, которые из мешка! - прошептал он со свистом. - Спите?
       От страха малыши и пискнуть не смогли бы.
       -Ну, спите себе, спите.
       Неизвестный, не тронув малышей, пробрался к кульку с конфетами, которые принёс Дед Мороз, долго шуршал бумажками, грыз, сопел, пыхтел, громко дышал. Малыши под ёлкой дрожали:
       -Сейчас и нас будет есть!
       Наконец Остроголовый положил кулёк на место - тот, как ни странно, вроде бы не убавился, опять подошёл к зайчатам, постоял над ними, опять прошептал со свистом: "Эй, вы, которые из мешка! Чтобы спали крепко!" - и побрёл к двери.
       Малыши вздохнули с облегчением, но на этом их волнения не закончились. Из раскрытой форточки, мимо которой проходил Остроголовый, вдруг раздалось:
       - Кар-р-феты! Кому кар-р-феты?
       На перекладине приоткрытой форточки сидела огромная черная птица, похожая на ворону, но гораздо больше и страшнее!
       Остроголовый дернулся было, чтобы бежать, но тут к его ногам посыпалось конфеты, целых три. Он остановился и принялся засовывать их в карманы.
       - Хочешь получить еще много-много кар-р-фет? - прокричала птица. - Чем тайком обгрызать чужие кар-р-феты, мог бы свои заработать! За услугу, конечно.
       -Какую? - голос Остроголового дрожал.
       -Мне нужно то, что принёс Дед Мороз.
       -Конфеты? Да у тебя они и так имеются.
       -Ну, кар-р- феты, да еще объеденные тобой, мне не нужны.
       -А, я понял. Тебе нужны ушастые, которые из мешка? Да забирай, пожалуйста! Мне-то они точно ни к чему!
       И Остроголовый направился к зайчатам.
       Малыши затрепетали.
       -Стой! Не интересуют меня зайцы!
       Малыши перевели дух.
       -Слушай меня внимательно, - продолжал Остроголовый. Мне нужны такие блестящие штучки, которые Дед Мороз разбросал по квартире.
       -Снежинки? А зачем они тебе?
       -Для прохлады.
       -Тогда зачем же я их отдам? Мне и самому пригодятся!
       -А ты оставь одну, тебе хватит. А за остальные я заплачу кар-р-фетами: за одну снежинку - вот такую кар-р-фету!
       -Ну, хорошо, - согласился Остроголовый.
       -Жди меня через месяц, в 12 ночи, на этом самом месте. Вот в этот мешок собирай! - птица сбросила чёрный мешок и исчезла.
       А Остроголовый долго ещё ползал по полу, шарил по углам и под диваном, собирая и засовывая блестящие снежинки в чёрный мешок, который глотал их, как голодный волк. С каждой исчезнувшей снежинкой в комнате угасало и нежное голубоватое сияние. Наконец стало совсем темно, тяжёлые шаркающие шаги стали удаляться и совсем исчезли. Значит, ушёл, вместе со снежинками. Но длинноухие малыши ещё долго сидели, не смея пошевельнуться, и заснули только под утро, а когда утром открыли свои глазки, ночное происшествие стало казаться им сном, а вскоре и вовсе забылось.
      
      
       ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ НОВОГО ГОДА
      
       Едва проснувшись, мальчики помчались к ёлке: посмотреть, нет ли под нею подарков? Мы с вами их очень хорошо понимаем, не правда ли? Мгновение - и уже знакомые нам зайчата оказались в тёплых детских руках.
       Зайчата увидели двух славных и весёлых мальчиков, очень похожих друг на друга, только один был ростом выше, а другой ниже. У того, что выше, перед глазами поблёскивали какие-то стёклышки, а у того, что ниже, таких стёклышек не было, зато были круглые и румяные щечки. Оба мальчика зайчатам понравились, даже очень понравились.
       Мальчикам зайчата тоже понравились, хотя старший мальчик, если честно, сначала воздохнул. Ему было немного жаль, что Дед Мороз не принёс набор "Юный химик", о котором он мечтал, а мама покупать отказывалась, потому что боялась взрывов. Но зайчата оказались такими симпатичными и весёлыми, что он тут же забыл о своих сожалениях.
       Пушистые зверьки оказались, к тому же, прекрасными спортсменами: умели прыгать и кувыркаться, как акробаты в цирке. Мальчики тоже принялись прыгать и кувыркаться, а заодно хохотать. На шум прибежали родители. Скакать они, конечно, не стали, но веселились вместе со своими сыновьями.
       -Как же их различать? Мой этот! Нет, этот, - наперебой говорили мальчики. - Да они же совсем-совсем одинаковые!
       -А посмотрите-ка на их спинки! - папа и мама заметили надписи, которые сделал Дед Мороз. - Значит, того, что с цифрой один, зовут Первый, а с цифрой два - Второй. Вот сами и решайте, кому какой.
       Но тут зайчата вспомнили историю своего появления в этом доме и, как им было назначено самим Дедом Морозом, а, точнее, его волшебным мешком, сами запрыгнули на руки к своим хозяевам: заяц Первый - к младшему братишке, весёлому шалунишке, а заяц Второй - к старшему братцу, который любит читать и не любит баловаться. Запрыгнули и так крепко, так ласково прижались к ним, что мальчикам и менять ничего не хотелось.
       -А тут ещё что-то! - папа достал из-под ёлки красивый пакет. - Конфеты! Ай да Дед Мороз!
       Мальчики знали, конечно, что до завтрака конфеты не едят, но заглянуть в пакет, посмотреть, какие конфеты принёс дед Мороз, они могут? Посмотрели и удивились: фантики оказались снятыми, а конфеты без уголков, будто их кто-то обкусал! Решили, что и фантики, и конфеты помялись в мешке Деда Мороза.
       -А это что? Ещё один подарок? - мама сняла с ёлки блестящую снежинку, запутавшуюся в колючих иголках. - Вчера здесь её не было!
       Стали разглядывать и снежинку. А потом и снежинку, и, конечно, зайцев отнесли в комнату к мальчикам, в Уголок игрушек. Здесь были коробки с конструкторами и кубиками, машины, танки, пистолеты и много-много детских книжек.
       Справа сидели два медведя - бурый и красный. Вы уже знаете, что бурого звали Медведь, или дядя Миша, а красного - Мишутка.
       Слева, среди груды кубиков и деталей конструктора - Барсук и Щенок.
       Мальчики усадили зайцев посредине и ушли. Некоторое время все обитатели Уголка игрушек молчали, приглядываясь друг к другу.
       -А кое-кто из здесь присутствующих очень даже большие хитрецы! Из молодых, как говорится, да ранних, - первым заговорил Барсук.
       -Кое-кто с длинными ушами и прожорливыми зубами, - продолжал он ядовитым голосом. - Да от таких надо отгораживаться!
       И он стал накладывать кубик на кубик, кубик на кубик... Щенок помогал ему. Кубик на кубик, кубик на кубик - и в результате стала расти стена.
       -Может, это и не они, - рассудительно сказал Медведь. - Нельзя так, без доказательств, обвинять.
       -Да какие ещё доказательства нужны? - хмыкнул Барсук. - Всё и так ясно.
       -Да, какие? У нас такого никогда не бывало! - тявкал Щенок.
       Сначала зайчата не поняли, почему и Барсук, и Щенок неодобрительно кивают в их сторону, но всё же решились спросить:
       -А про кого это он, ну, про хитрецов?
       -А это те, которые у конфет уголки объедают, чтобы другие не заметили, - проворчал Барсук.
       -Конфеты из кулька, который положил под ёлку Дед Мороз! - пролаял Щенок.
       -Так вы думаете, это мы? - у зайчат даже голоса задрожали. - Да мы конфет и не пробовали ни разу в жизни! Мы ведь в мешке сидели, когда вас Дед Мороз угощал!
       Зайчонок Второй даже заплакал от обиды, а Первый тоже собрался было заплакать, но неожиданно, он и сам от себя такого не ожидал, закричал:
       -Ещё раз скажете такое - поколочу! Я хоть и заяц, но в обиду себя не дам! И братца своего не позволю обижать!
       -Это не мы! - Второй вытер глаза. - Это, наверное, тот, что ночью приходил, с острой головой, шуршал и жевал, шуршал и жевал...
       -Нас тоже чуть не съел, - добавил Первый.
       -Приснилось, наверное, - засомневался Медведь, который внимательно прислушивался к разговору. - С острой головой? Нет здесь таких.
       -Не приснилось! - закричали зайцы. - Потому что мы не спали, просто тихо сидели под ёлкой и боялись, потому что были совсем-совсем маленькими! А, знаете, как страшно было, когда нас хотели в форточку отдать. Да мы бы и не дались, в форточку, все равно не дались бы. Нас Дед Мороз сюда подарил, а не в форточку.
       -Понапридумывали, - хмыкнул Барсук. - Сами обкусали конфеты, а теперь сказки рассказываете.
       Заяц Второй опять было собрался заплакать, но тут Первый закричал:
       -А снежинки где? Их Остроголовый собрал! В мешок!
       -Действительно, снежинок вчера было много, - задумчиво сказал Медведь. - Где же они?
       -Растаяли, наверное, - предположил Барсук.
       -А эта что же не тает? - Медведь стал внимательно рассматривать снежинку, ту единственную, которую нашла на ёлке мама.
       От снежинки исходило нежное голубоватое сияние.
       -Пожалуй, я отнесу её в больницу, Доброму Доктору, - решил Медведь. - Пусть проверит в своей лаборатории, почему эта снежинка не тает.
       Потом Медведь обратился к Барсуку:
       -Не так надо принимать новых друзей, тем более малышей. Они пока ничего не знают, не умеют, они первый день, можно сказать, живут на свете, а ты сразу - подозревать. Разве мы тебя, Барсук, так встречали, когда ты у нас появился? И тебя, и собаку твою приняли, как самых любимых и долгожданных гостей.
       И он поставил перед зайчатами мисочки с кашей и молоком:
       -Ешьте, малыши, подкрепляйтесь, у вас была трудная ночь!
       С каким аппетитом уплетали зайчата свой первый завтрак! Ещё бы! Столько волнений им досталось, да и сил набираться надо! А потом Медведь достал большую конфету:
       -Одной на двоих вам хватит? Угощайтесь, тем более что впервые в жизни!
      
      
       МУДРОЕ РЕШЕНИЕ
      
       Несколько праздничных новогодних дней игрушки вместе с мальчиками занимались своим главным, своим любимым делом - вы, конечно, поняли, каким - играли. По комнате ездили поезда, автомобили, бегали игрушечные зверушки. Все это наперебой пищало, стучало, лаяло, рычало, визжало и стреляло. К тому же в дом постоянно приходили гости, и часто тоже с детьми.
       Однажды, когда мама, папа и мальчики ушли в театр, Медведь отправился навестить Доброго Доктора.
       -А у меня хорошие новости, заходи, Медведь Медведьевич, - обрадовался Добрый Доктор. - Знаешь, наша тётушка Креветка выздоровела!
       -Говоришь, что выздоровела, а не выписываешь, здесь у себя держишь, - проскрипела со своей лежанки Креветка.
       -Выпишу, выпишу, еще немного понаблюдаю - и отпущу.
       -Знаешь, - стала рассказывать Креветка Медведю, - я опять как молодая, хоть сейчас могу отправиться в дальнее путешествие. А совсем недавно я только по утрам бывала более или менее бодрой - ну, так минут десять-пятнадцать, а теперь утреннюю бодрость чувствую целый день.
       -Рад, очень рад, - сказал Медведь. - Пожалуй, и я как-нибудь приду сюда, за утренней бодростью, как ты говоришь.
       -Можешь и сейчас остаться, место свободное найдём, и градусник тоже имеется, - Добрый Доктор уже доставал свои докторские инструменты.
       -Сейчас не могу: завтра каникулы кончаются, мама с папой пойдут на работу, наши мальчики - кто в школу, кто в детский сад, а в таком случае главным в Уголке игрушек - кому оставаться? Ну, конечно, мне. Раньше один малыш у меня на попечении был, наш Мишутка, а теперь зайчата прибавились. Ничего они пока не умеют, только и знают, что кувыркаться да скакать.
       -А ты школу открой, - проскрипела Креветка. - Поучи их уму-разуму.
       -Мудрый совет! - одобрил Добрый Доктор. - Кое-чему и я могу научить, расскажу, как важно соблюдать режим дня. А ещё о траве расскажу, овощах, фруктах, специально для зайцев, чтобы знали, как правильно питаться.
       -А я об океанах, морях, реках, озёрах, прудах, ручейках и родниках, чтобы знали всё о воде, - пообещала Креветка.
       -А кувыркаться ты зайчатам не мешай, - посоветовал Добрый Доктор. - Спорт - это здоровье.
       Так и решили: с завтрашнего дня - школа. И ещё решили, что самое-самое главное в учебе - научить добрым мыслям и добрым делам.
       -Да, - спохватился Медведь. - Есть ещё дело. Вот, принёс на исследование, интересно узнать, почему не тает. - И он достал из кармана голубую снежинку. - Это из тех, что принёс Дед Мороз, остальные растаяли, только одна осталась.
       -Теперь не одна, а две! У нас тоже есть, и тоже не тает. - Добрый Доктор указал на снежинку, украшавшую изголовье лежанки своей главной и единственной пациентки. - Ну что ж, буду изучать и думать, очень, очень интересно. Очень.
      
      
       ВСЕМ В ШКОЛУ!
      
       Как же жили-поживали в эти дни зайчата? Да совсем неплохо: по утрам плотно завтракали, а потом начинались игры. В центре любого хоровода, в куче любой весёлой свалки оказывался то заяц Первый, то заяц Второй.
       -Правда, весело? - хотел иногда спросить заяц Первый, но не успевал, потому что начинал хохотать.
       -Правда, хорошо? - собирался было уточнить заяц Второй, но вместо этого подпрыгивал так высоко, что доставал ушами потолок.
       Так они прыгали и скакали, скакали и прыгали, прыгали и скакали все длинные новогодние праздники. Когда же наступило первое трудовое утро, в квартире наступила тишина: мама и папа ушли на работу, но сначала отвели старшего мальчика в школу, а младшего - в детский сад.
       -Сегодня прыгать будем только вечером, - объявил Медведь, - а сейчас всем, всем собираться в школу. Я вас буду учить.
       -Зачем? - подпрыгнул заяц Первый.
       -Чтобы всё знать.
       -Ура! - обрадовался заяц Второй. - Буду все знать, как мой хозяин. Он у меня отличник!
       -Ур-ра, - заурчал Мишутка, подражая зайцу Второму.
       Щенок тоже залаял.
       -А мой хозяин в школу не ходит, только в детский сад, - засомневался заяц Первый, - в школу ему рано. Может, и мне рано?
       -Какая ещё школа, - заворчал Барсук. - В нашем лесу никакой школы не было - и ничего, вырос, не хуже других. Нет, ты, Медведь, как хочешь, а я и сам не пойду, и Щенка тоже не пущу, потому что я его хозяин. Не хочу - и не пущу.
       Но тут вмешался подъехавший на своем санитарном автомобиле Добрый Доктор:
       -Недавно старейшие игрушки нашей квартиры решили, что все малыши обязательно должны учиться. Поэтому если ты, Барсук, не пустишь в школу Щенка, то можешь впредь не приходить ко мне за витаминами.
       -А работать ему когда? - проворчал Барсук.
       -Да что за работа такая? - удивился Добрый Доктор. - У нас у всех только одна работа - с мальчиками играть, когда они дома.
       -А когда мальчиков нет, Щенок должен сторожить мой дом, - заявил Барсук. Потому что это я его на улице нашёл, и я его главный хозяин.
       -Какой такой дом сторожить? Разве мальчики построили тебе дом?- удивился Медведь.
       -Я сам себе построил, захотел - и построил, вон там, за шкафом! Уже несколько дней как стоит, можешь посмотреть, только издали.
       Действительно, в самом дальнем и самом темном месте комнаты оказались ряды нагроможденных друг на друга кубиков, служивших, очевидно, забором. За забором же возвышался огромный дом-домище, с плоской крышей, без окон и с малюсенькой дверью, и как только Барсук сквозь неё пролезает?
       -Надоело жить у всех на виду, - нехотя объяснил Барсук, - да и хозяйство охраны требует.
       -А что, есть что охранять? - удивились Медведь и Добрый Доктор, - какое такое у тебя хозяйство, чтобы охранять?
       Барсук промолчал и отвёл глаза.
       -Предлагаю вот что, - сказал Медведь. - Если Щенок хочет учиться, мы устроим школу рядом с его рабочим местом. Этого запретить ты, Барсук, не можешь, ни ему, ни нам.
       -Ты хочешь учиться, Щенок? - спросил Медведь.
       Щенок ничего не ответил, но и "нет" не сказал.
       -Значит, хочет, - сказал Добрый Доктор.
       Барсук поморщился, но возразить ему было нечем.
      
      
       ИГРУШКИ В ШКОЛЕ
      
       Учителем в школе для игрушек, как вы уже знаете, был Медведь. Во время занятий он велел звать себя Медведь Медведьевич. Учеников было четверо: Мишутка, заяц Первый, заяц Второй и Щенок. Все вместе они назывались "первый класс".
       В первый школьный день все учились сидеть за партами, не прыгая и не болтая ногами. И ещё учились рисовать в тетрадях палочки и кружочки. Ровно и красиво - как показывал учитель Медведь - сначала ни у кого не получалось. Заяц Второй даже язычок высунул от усердия, и вскоре его палочки стали немного ровнее, а кружочки - немного круглее. Неплохо получалось и у Щенка, и у Мишутки. А у зайца Первого мысли далеко-далеко, а иногда и высоко. Он царапал закорючки, а сам представлял, как бы он прыгал, куда бы прыгал, с кем бы прыгал ... Нет, учиться ему не очень-то понравилось, с первого дня.
       Наступило второе школьное утро.
       -Собирайтесь на занятия, - позвал Медведь, когда мальчики, попрощавшись с игрушками, ушли вместе с мамой и папой.
       Заяц Второй уже давным-давно готов, а вот Первый ещё лежит в своей постельке, накрывшись одеялом, только уши выглядывают.
       -Сейчас, - слышится из-под одеяла. Проходит минута, потом ещё одна, и ещё. И ещё...
       -Братец, опаздываем, - зовет заяц Второй.
       -Ну и что? - слышится из-под одеяла.
       Подошел Медведь, сдернул одеяло:
       -Пора вставать, зайчонок.
       -Можно, я не пойду сегодня в школу? - захныкал зайчишка. - Я сегодня совсем-совсем заболел.
       Послали за доктором.
       -Здоров, - сказал Добрый Доктор, измерив у ушастого температуру. - Может учиться.
       -Ура! - обрадовался Мишутка. - А я уже боялся, что занятий не будет.
       Заяц Первый незаметно ткнул его кулаком. Потеряв равновесие, Мишутка шлёпнулся на пол.
       -Ты что толкаешься?
       -Я не толкаюсь. Это у меня от радости, что в школу можно, голова закружилась, - хитрил зайчишка. - Сейчас, сейчас, только сумку соберу.
       Время шло, а сборы продолжались.
       Заяц Второй и Мишутка не выдержали, схватили свои сумочки и побежали - зазвонил звонок, зовущий на урок. А заяц Первый еще долго искал свои карандаши. Медведь терпеливо наблюдал.
       -Вчера вечером были. Вот, я здесь рисовал, - и он для убедительности показал на стенку.
       -Так это ты обои испачкал? - рассердился Медведь.
       -Нет, это карандаш выпрыгнул у меня из рук, сам выпрыгнул, и в окошко,- заявил маленький хитрец. - Не пойду я сегодня в школу! Ну чем я буду рисовать, чем?
       На следующий день обои оказались испачканными в новом месте. Медведь собрался было поругать зайчонка, но вспомнил, что тот ещё мал и глуп.
       -Молодец, красиво получилось! А ещё так можешь?
       -Могу! - зайчонок обрадовался, что его хвалят. - Конечно, могу! - он подскочил к большому креслу, засунул лапку в щель между спинкой и сиденьем - знаете, в креслах в это место порой заваливаются всякие мелочи, например, расчески или монетки, и - достал оттуда потерявшийся было карандаш! Вообще-то карандаш не терялся, это зайчонок сам его туда засунул.
       -Ну-ка, ну-ка, что тут за склад? - Медведь покачал кресло, раскрутил винтики - на пол посыпались карандаши, линейка, даже пенал.
       -Ну и ученик! - покачал он головой.
       А заяц Первый стоял, виновато опустив ушки и выпятив животик.
       -А ластик твой где?
       -Это такая невкусная конфета? - расплакался зайчонок. У меня от неё совсем живот разболелся, позови, пожалуйста, доктора, папа Медведь!
       Ласковое обращение растрогало Медведя. Он не стал ругать зайчишку и снова позвал Доброго Доктора. На этот раз зайчонок действительно заболел. Ещё бы: съесть целый ластик. Два дня доктор приезжал на своей машине, чтобы полечить бедолагу, хотел было в больницу забрать, но хитрый проказник, как только узнал, что в больнице делают уколы, немедленно решил выздороветь, и, действительно, выздоровел.
      
      
       УСПЕХИ И ОГОРЧЕНИЯ
      
       Пришлось всё-таки идти в школу и зайчишке по имени Первый. Там он уселся за парту, достал из сумки карандаш и стал его покусывать, раздумывая при этом о том, как высоко взлетел бы карандаш, если его подбросить... Острые заячьи зубки быстро измочалили древесину, из которой был сделан карандаш, и острые щепки оцарапали баловнику язык.
       -Учиться больно, - плакал зайчонок.
       Добрый Доктор, ворча, что его отрывают от важных дел, смазал царапину зелёнкой.
       И опять заяц Первый взял в лапку карандаш и принялся выводить палочки. В результате его стараний в тетради появились две кривые закорючки, причём одна из них норовила упасть вправо, а другая - влево. Он опять взял карандаш в рот. И опять его языку стало больно. Тогда он попробовал изобразить кружочки. Получалось ещё хуже, чем с палочками. А потом он попросил пить...
       -Пиши, - шептал ему на ухо братец. - Смотри, как у меня, и делай так же!
       Заяц Второй очень гордился своими успехами. Ещё бы - подо всеми его работами красовались красивые пятёрки, которые поставил за старательность Медведь.
       Надо сказать, что в школе у Медведя были приняты такие обозначения успехов учеников:
      -- если в тетрадке под работой ученика он выставлял цифру "5", или, другими словами, пятёрку - это значило, что успехи отличные, просто очень-очень замечательные;
      -- если в тетрадке красовалась цифра "4", или четвёрка, - это означало хорошие, нормальные успехи;
      -- цифра "3", или тройка, говорила: так себе, неплохо, но надо больше стараться;
      -- цифра же "2", или двойка, означала, что не ученик совсем не старался, поэтому результат плохой;
      -- ну а если вдруг в тетрадке появлялась цифра "1", или единица, а это случалось очень и очень редко, мы даже не упомним, бывало ли такое вообще, - этот остроконечный знак означал, что дела, увы, очень и очень плохие, такие плохие, что хуже и не бывает.
       Вид пятерок в тетради у брата ничего объяснил зайцу Первому: наш глупыш совсем не знал цифр, он ведь проболел то время, когда Медведь их объяснял, пропустил и то занятие, когда учитель Медведь рассказывал, что означают оценки в тетради. Но чистота и аккуратность, которые можно найти только в тетради отличника, смутили зайца Первого. А когда посмотрел на братца - и вовсе обмер: у того на носу красовались очки, вернее, пустая оправа от очков!
       -Как у моего хозяина, - объяснил тот, - он тоже отличник, как и я.
       Ошарашенный зайчонок по имени Первый взял карандаш в левую лапку. То, что у него получилось, оказалось ещё хуже, чем когда он писал правой. Карандаш покатился и окончательно испортил тетрадный лист. Зайчонок совсем скис. В его тетради так и осталось всего несколько кривых загогулин да грязная полоска от прокатившегося по листу карандаша, под которой учитель Медведь поставил большую жирную двойку.
       Вечером Щенок дразнился:
       "Заяц двоечник у нас,
       Он позорит целый класс!"
       Сначала зайчишка Первый не обращал на дразнилку никакого внимания. Потом попытался побить Щенка, и побил бы, как он уверял, если бы тот не позвал на помощь Барсука. Нахальный Щенок, выглядывая из-за спины своего хозяина, твердил без остановки: "двоечник, двоечник, двоечник"! А потом стал просто тявкать: "гав-гав", помолчит - и опять "гав-гав", и так ещё раз, и ещё, и ещё.
       Всё время по два "гав", сами понимаете, почему именно по два, вы же знаете, что означала в школе Медведя эта цифра. И хотя заяц Первый этого не знал и не понимал, почему слышать "двоечник" и "гав-гав" ему неприятно, тем не менее чувствовал, что неприятно и даже обидно, ну очень даже обидно! Вот чувствовал, и всё тут. Ух, как он был зол и на Щенка, и на его защитника Барсука, а ещё на своего братца, потому что разве это честно, что его, зайца Первого, дразнят, а Второго, этого очкарика, - не дразнят и вроде бы даже уважают. Долго злился зайчишка, даже прыгать перестал, а потом спросил у братца - а у кого спрашивать, братец ближе всех, хоть и не защищает, но ведь и не дразнится - спросил, что означает слово "двоечник" и почему "гав-гав" - это обидно?
       Заяц Второй даже удивился, что его брат не знает таких простых вещей, известных ему, зайцу-отличнику, уже давным-давно, может, целую неделю, а то и больше. Конечно, он забыл, что его братец болел - животом маялся, неважно, по какой причине, а до этого несколько дней не мог учиться, потому что карандаши куда-то подевались.
       -Понимаешь, двойка - это цифра такая, - стал объяснять он братцу. - Обозначает количество: два пальца или две конфеты или вот два уха на голове, у тебя два, и у меня два. А ещё обозначает порядок в счёте: вот тебя, например, посчитали Первым, а меня - Вторым, видишь, у нас и на рубашках так написано.
       -А я и не замечал, - протянул заяц Первый, - вернее замечал, но только сейчас понял, что к чему. Значит, эта палочка с носиком, как у меня на спинке - эта палочка означает "Первый"?
       -Ну да, эта палочка с носиком означает "один", если надо посчитать, сколько, например, конфет. Или "первый", если надо указать начало счёта. Тебя Дед Мороз вынул из мешка первым, вот он...
       Но тут наш глупыш, не дослушав и дрожа от нетерпения, схватил красный карандаш и быстро-быстро - его братишка не успел вмешаться - переправил в своей тетради двойку на единицу!
       -Постой, простой, - кричал учёный заяц Второй. - Что ты наделал! Так нельзя, так неправильно! - но его братец, ничего не слыша, уже бегал от одной игрушки к другой и всем-всем показывал свою тетрадь:
       -Вот я какой! На первом месте! На самом первом!
      
       ЗАЙЧАТА ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ПУТЕШЕСТВИЕ
      
       Рассказывать вам, сколько раз теперь тявкал Щенок, завидев Первого? Сами, наверное, догадываетесь. Да, он тявкал теперь по одному разу: "гав" - и долго молчит, потом опять: "гав" - и опять долго молчит. И опять зайчонку было обидно, очень обидно.
       Зайчонок совсем загрустил. Нет, в воскресенье, когда мальчики остались дома и день-деньской играли со своими игрушками, он и думать забыл обо всех этих двойках и единицах, палочках и кружочках, карандашах и этих, как их, от которых живот болит, потому что на конфету похожи!
       Как он прыгал! Ух, как он прыгал! Так распрыгался... А вечером запрыгнул в кроватку к младшему мальчику, своему главному хозяину, притаился под одеялом и ждал: оставят - или не оставят? Мальчик лёг в постель, нашёл там зайчонка, обрадовался и прижал к себе. Он будто почувствовал, что зайчонка надо пожалеть, и стал гладить ему ушки. А потом они уснули и так, в обнимку, проспали всю ночь.
       А когда наступило утро, хмурого зайчонка мальчик отнёс в Уголок игрушек:
       -Ты оставайся, а мне в детский сад надо. Вечером опять будем играть, да? - он дождался, чтобы зайчонок заулыбался, и ушёл.
       -Пора собираться в школу, - позвал Медведь.
       Но тут у нашего зайца появилась идея... Плохое настроение мигом улетучилось.
       -Сейчас, - отозвался он, а сам отозвал в сторонку братца.
       -Слушай, а мы любим конфеты?
       -Что за вопрос? Разве сам не знаешь?
       -Это я так спросил, конечно, знаю. Так вот, у нас этих конфет может быть видимо-невидимо, целых две!
       Второй даже рот раскрыл от удивления:
       -Это как?
       -А так. В обмен на снежинки, разве ты забыл?
       -Да где же их взять, снежинки?
       -Где взять, где взять! Не знаешь? А вот я знаю! Припрятал ещё на Новый год, когда мы под ёлкой сидели! А страшно как было, потому что в это самое время Остроголовый тоже снежинки собирал. Я в щель между полом и стеной парочку снежинок засунул, когда узнал, что за них конфеты дают.
       -Дают-то дают... - задумчиво протянул Второй, - но ведь страшно... Ведь Остроголовый тоже придёт за конфетами!
       -Я же говорил, что всё продумал! Мы достанем ключ, придём пораньше и раз-раз!.. запрёмся. Он и не сможет войти. А мы получим свои конфеты - и тут же съедим, вот как!
       -Да, ты это здорово придумал, на пятёрку! - восхитился Первый.
       -А ты думал, я о ваших уроках думать должен? Сам пиши свои закорючки!
       -Ладно, ладно, - сказал миролюбивый Второй. - Сразу после уроков и начнём готовиться.
       -Нет, надо начинать сейчас. После уроков все вокруг ходят-бродят, никакой тайны не сохранишь. А вечером и вообще не получится: при мальчиках по своим делам не побегаешь.
       -Ну хорошо, попробуем отпроситься, - согласился Второй и побежал к Медведю:
       -Отпусти нас с братцем ненадолго, пожалуйста, Медведь Медведьевич! У нас очень важное дело!
       -Ну что ж, если важное, то идите. Только поскорее возвращайтесь.
       -Я вернусь, я очень скоро вернусь, - кричал Второй, догоняя братца.
       А Первый уже мчался подальше от школы и ворчал:
       -Я тоже вернусь ... когда-нибудь... ждите!
      
       ШАХМАТЫ ЗНАЮТ ТАЙНУ
      
       Громко обсуждая, как готовиться к мероприятию по добыче двух конфет, благо никто не мог, как они считали, их услышать, в самом прекрасном настроении зайчата отправились к гостиной, где после новогодней ночи ни разу не бывали - игрушкам, как считалось, незачем разгуливать по квартире, их место в Уголке игрушек.
       -Сейчас я покажу, куда их спрятал, - орал заяц Первый, - только тайна, только полная тайна! Целых две снежинки. Кто-то, наверное, побоялся бы, только не я! Я не побоялся, потому что смелый! Теперь целых две конфеты получим! Эта двоечка будет получше, чем в тетрадке! Получим и тут же съедим нашу вкусную двоечку, вот как!
       И вот они в гостиной. Рядом с тем местом, где не так давно красовалась ёлка, оказался небольшой столик, расчерченный на чёрные и белые квадратики. А на квадратиках в прихотливом, непонятном для зайцев порядке расположились странные деревянные фигурки. Это был шахматный столик с расставленными для игры шахматами, но и то, и другое зайцы видели впервые.
       Странные фигурки, несмотря на малый, даже по сравнению с зайцами, рост, выглядели таинственно, а некоторые даже величественно, особенно те, которые были в длинных одеждах и с какими-то особыми уборами на головах. Одна из таких фигурок и заявила, когда зайчата приблизились:
       -Снежинки отдавать нельзя, даже за миллион конфет, потому что они дают утреннюю бодрость! Вспомните, Дед Мороз сказал, что они для всех-всех! Вам надо срочно рассказать о них Медведю. Или Доброму Доктору. Это говорю я, Шахматный Король.
       Если честно, поначалу зайцы растерялись: получается, эти непонятые фигурки знают об их тайне, сами же разболтали!
       Заяц Второй оробел и призадумался - уверенные слова Шахматного Короля смутили его.
       Зато известный нам заяц Первый испугался лишь сначала, но уже через мгновение, сообразив, что фигурки крохотные и сами, вроде бы, двигаться не могут, осмелел. Он горделиво поднял ушки и заявил:
       -Да кто вы такие, чтобы учить? Такие маленькие, а вмешиваетесь! Мало нам, что ли, школы: там учат-учат, здесь тоже пытаются учить!
       Заяц второй попытался его урезонить, но досталось и ему:
       -А ты, братец, что уши развесил? - шумел главный добытчик двух конфет, - Я же предупреждал, что будут трудности и что их придется преодолевать! Вот для начала победим этих... вредных. А то без сражений даже неинтересно. Давай, ты - на чёрных, а я - на белых!
       -А может, лучше не надо? - осторожный Второй тянул его подальше от столика.
       -Ага, испугался, первых трудностей испугался, - бушевал Первый. - Эх, ты, трусишка! - И он налетел на беззащитные шахматные фигурки и разбросал их по столу, а некоторые даже на пол свалил - сначала белые, а потом и чёрные.
       -Глупые, глупые, глупые, - шептали шахматы, раскатываясь по столу и полу. - В шахматы не так играют, не так... И всё равно не отдавайте снежинки, не отдавайте, не отдавайте...
       -Ну вот, первая победа за нами! - заявил заяц Первый. - Идём дальше!
       Но Второй, вместо того, чтобы идти за ним, стал поднимать рассыпанные шахматные фигуры и расставлять их на столике по тем же самым клеточкам, он запомнил их порядок.
       -Знаешь что, братец, - сказал он, - я думаю, нам надо вернуться в школу. Мы же неправду сказали, что у нас такое важное дело, что нас надо отпустить. Как ты думаешь, что важнее: школа или две конфеты? Да не надо нам этих конфет! Вот и малышей обидели ни за что!
       Заяц Первый постоял, посмотрел - и принялся ему помогать, всё-таки он не был злым. А когда все фигурки оказались на своих местах, заявил:
       - Ты как хочешь, можешь возвращаться, а я, если уж что решил, - обязательно доведу дело до конца! Я не отступлю перед трудностями и обязательно найду место, куда засунул свои две снежинки!
       Но зайцу Второму уже расхотелось участвовать в поисках снежинок, а потом отдавать их за две конфеты. И конфет ему больше не хотелось, а хотелось подумать о том, что сказали странные фигурки. Но сначала он решил немедленно, прямо сейчас, вернуться в школу, ведь занятия ещё не кончились.
       Он ещё раз предложил братцу вернуться в школу, но тот ещё раз назвал его трусишкой и ещё раз повторил, что не привык отступать перед трудностями.
      
       ЗАЯЦ ПЕРВЫЙ В ОПАСНОСТИ
      
       Проверив свои снежинки, которые он сумел так проворно спрятать в новогоднюю ночь под плинтус, что не заметил даже братец, упрямый зайчонок Первый решил не спешить в школу - она же никуда не денется! - а вместо этого отправиться в путешествие по квартире, в поисках новых приключений.
       -Я самый смелый заяц, - бормотал он себе под нос.- Я клад сейчас найду! Пусть братец учит цифры, они мне ни к чему!
       Громко кричать после истории с шахматами он опасался, но отступать от задуманного не собирался.
       Вскоре он оказался у приоткрытой двери, за которой помещался чулан. Здесь хранились всякие не очень нужные и почти забытые вещи. Или такие вещи, которые нужны, но редко, например, папины инструменты для ремонта.
       Вы уже знаете, что из Уголка игрушек наш заяц выбрался впервые, поэтому ни о чулане, ни о том, что в нём находится, знать не мог.
       Заглянул в приоткрытую дверь - и, о чудо!.. увидел что-то продолговатое, красно-белое и слегка в полосочку, ну очень, очень похожее на карамельку!
       На самом деле это была уже знакомая нам бабушка Креветка. Она мирно дремала на полу посреди чулана, крепко ухватившись усиком за старый башмак.
       Накануне её, бодрую и совсем-совсем здоровую, Добрый Доктор отпустил домой, но в больнице она так привыкла к тишине и покою, что решила поселиться не в шумном Уголке игрушек, а самом тихом в этой квартире месте, то есть в чулане.
       Здесь она, однако, вновь ослабела и вот уже третий день, не просыпаясь и даже не шевелясь, то ли спала, то ли дремала. Так что в каком-то смысле даже хорошо, что она нашлась, - в чулан редко кто заглядывал.
       Заяц Первый с нею знаком не был, только слышал однажды, что есть такая, и к тому же вообще не знал, как креветки выглядят. И вот он стоит, затаив дыхание, над спящей Креветкой.
       -Неужели конфету нашёл? - соображает он. - Вот здорово! Самому съесть или братца позвать? Можно, конечно, и самому. Но конфета большая, на двоих вполне хватит. Одному есть скучно... да и обидел я братца, а зря.
       -Братец, я обедик нашёл! - завопил он, - вот-о-т такую конфетину! Скорей сюда!
       Заяц Второй в это время был на полпути к школе. Услышав зов, он повернулся и побежал в сторону чулана - кто же отказывается от конфетного угощения!?
       Громкие вопли Первого услышали и в полупустой школе, где в это время был перерыв между уроками. Тут же ученики зашумели и выскочили вон - а вдруг и им перепадёт!
       Впереди всех мчался Мишутка, затем Щенок, а позади переваливался на толстых коротких лапах Барсук. В школу-то Барсук не ходил, но ведь, вспомним, школа находилась рядом с его домом, так что всё, что слышали ученики, мог слышать и Барсук.
       Обогнав всех, к зайцу, кричащему о сладкой находке, подбежал длинноногий Мишутка.
       -А ты зачем? - возмутился заяц Первый. - Тебя кто звал? Конфета на двоих!
       Мишутка заплакал.
       -Ну, ладно, дадим и тебе кусочек, - смилостивился Первый, - Только не пищи!
       Следом примчался и заяц Второй.
       -Видишь, какая конфета большая! - стал хвастаться Первый. - Давай отнесём её в тихое место, пока целая орава не набежала. Давай, тащи, я нашёл, а ты тащи!
       Старая Креветка всё это время мирно дремала. Она слышала какие-то вопли о конфетах, но просыпаться не стала, потому что, во-первых, у неё не было сил даже пошевельнуться, а, во-вторых, была совершенно равнодушна к сладкому. Больше всего она любила манную кашу с йодом - это запах напоминал ей водоросли и море. И уж, конечно, она никак не могла предположить, ни в каком страшном сне увидеть, что это её принимают за конфету и хотят съесть.
       И потому очень удивилась, почувствовав, что её хватают и куда-то тащат, вместе со старым башмаком, за который она держится своими усиками. Креветки, живущие в морях или океанах, любят держаться во время сна за водоросли или за кораллы - чтобы не унесло течением. Наша Креветка в океане никогда не жила, но тоже всегда хваталась за что-нибудь во сне.
       -Конфета тяжёлая! - кричал заяц Второй. - Помогай, братец!
       Башмак он, конечно, утащить не мог.
       Заяц Первый с криками "слабак!" тоже вцепился в Креветку.
       Испуганная Креветка отпустила башмак одним усиком и вцепилась им в шустрого зайчишку. И силы появились откуда-то! Другим же усиком она продолжала крепко держаться за башмак.
       -Выручайте! Ой-ой-ой! Конфета кусачая! - заверещал заяц Первый.
       Заяц Второй тут же бросил Креветку и отскочил подальше.
       -Братец, дорогой, иди сюда, брось эту плохую конфету!
       -Не могу бросить! - орал Первый. - И хотел бы, да не могу! Конфета не пускает!
       -Я тебе покажу конфету! - проснулась окончательно Креветка. - Сейчас я сама тебя съем!
       -Бедный зайка! - взвизгнул Медвежонок. Не надо зайку есть! - и он принялся мужественно вырывать зайца из объятий Креветки. Тут и заяц Второй осмелел и стал ему помогать, а вокруг их всех скакал Щенок и громко лаял. Представляете, какой шум поднялся?
       Старая добрая Креветка никогда не ела зайцев. Она вообще ела редко и мало. К тому же, подумайте сами, могло ли маленькое существо, ослабевшее от болезней и старости, размером всего с конфету, пусть и большую, съесть зайца?
       Но недаром говорят, что у страха глаза велики и что смелость города берёт. Отважная Креветка, решившая проучить проказника, крепко сжимала заячье ухо. А заяц верещал:
       -Я не знал, что ты - настоящая. Я думал, ты - конфета.
       В это время шум в комнате усилился и с воплями: "Это мое, отдайте, это нечестно!" - притопал Барсук! Он надумал, пока бежал, приврать, что найденная конфета - его собственная, что это он её спрятал, а то, что её нашли зайцы, нечестно! А если конфета достанется зайцам, это будет совсем нечестно, а чтобы было честно, надо отдать конфету ему, Барсуку.
       -Отдавайте! - шумел он. - Или уже съели? А где тогда фантик?
       -Это ты, Барсук? - Креветка опять заговорила. Теперь её голос был ещё более скрипучим, чем прежде, и немного даже злым. - А ты-то что громче всех кричишь, ты ведь конфеты не любишь...
       Это Креветка так пошутила, причем довольно ядовито: она-то хорошо знала обжору-Барсука, который любил всё: и сладкое, и соленое, и горькое, и кислое, лишь бы побольше. А Креветка продолжала:
       -Конфет здесь нет и не было никогда, просто этот длинноухий меня за конфету принял.
       И поскольку она была немного раздражена - ещё бы, ведь её чуть не съели! - продолжила свои шуточки:
       -С таким же успехом можно было сказать и о шашлыке из зайчатины.
       Но Барсук шуток не понимал, особенно в тех случаях, когда дело касалось еды.
       -Где шашлык? - заволновался он. - Где? Давай скорее!
       -Что тут происходит? Что за шум? - в чулане появился строгий учитель Медведь, который ждал-ждал своих разбежавшихся учеников и, не дождавшись, отправился их разыскивать.
       -Ты почему моего ученика в школу не пускаешь, а, Креветка?
       -В школу? Школа - это прекрасно, это правильно, особенно для такого глупыша, - проскрипела Креветка. Она всё держала зайчонка за ухо. - Только, мне кажется, он вовсе не в школу спешил.
       -Нет, в школу, в школу, в школу, - затараторил Первый. - Я очень хочу в школу.
       В эти страшные минуты школа действительно казалась ему самым прекрасным, самым чудесным местом на свете, хотя бы потому, что там никто не хочет его съесть.
       -Отпусти меня, пожалуйста, бабусенька, я больше не буду! Папа Медведь, выручи меня!
       -Ну, ежели и правда в школу, то иди! Только я обязательно проверю, как ты учишься!
       Креветка выпустила заячье ухо и закрыла глаза от слабости.
       -Да она же совсем больная! - Медведь послал за Добрым Доктором, и тот опять отвёз беднягу в больницу.
       А игрушки - и заяц Первый тоже - все вернулись в школу.
      
      
       БАРСУК ОБИЖАЕТ ЗАЙЧАТ
      
       Теперь заяц Первый ходил в школу, не пропуская ни одного занятия. Начал стараться он из страха, что бабушка Креветка придёт с проверкой, но уже через несколько дней учеба стала приносить ему радость и даже гордость от того, что он так много теперь знает. Он быстро догнал своего братца Второго, научился чисто писать и считать до десяти. И хотя в тетрадке у Второго было красивее и аккуратнее, Первый не завидовал братцу: помнил, что зависть к добру не приводит. Просто старался хорошо учиться.
       И всё бы хорошо, но теперь Барсук стал тайком, когда рядом никого не было, пугать зайчат.
       То он стращал их Креветкой, которая питается зайцами, то шахматами, которые собираются идти на зайцев войной.
       Придумывал он и другие истории, с пустыми и глупыми страшилками, однако вместо того чтобы рассказать обо всём Медведю или Доброму Доктору, зайчата помалкивали.
       Барсук не мог забыть, что ему не досталось ни конфеты, ни шашлыка, а также что его страсть к еде высмеяла Креветка. А надо сказать, что Барсука, как и всех в этом доме, прекрасно кормили. Каждый день игрушкам выделялось много вкусной еды, которую честно распределял Медведь, учитывая, конечно, вкусы и размеры каждого.
       У сообразительных мальчиков и девочек уже возник, наверное, вопрос: а как именно питались игрушки в этой сказке? Ели они настоящую еду или как будто ели?
       В сказках, конечно, всякое возможно, но в нашей сказке было так: мальчики поручили мудрому и ответственному Медведю каждый день как будто давать игрушкам точно такую же еду, которую дают им самим. Так что еды для игрушек было много, причём вкусной и полезной.
       Но вернемся к рассказу о том, как Барсук стал пугать и обижать зайцев.
       -С сегодняшнего дня будете отдавать мне половину своей еды, - решился сказать однажды обжора зайчатам, когда рядом никого не оказалось. - Так будет правильно - и потому, что мне не досталось ни конфет, ни шашлыка, и потому, что зайцам положено отдавать свою еду барсукам! А пожалуетесь - я вас съем!
       Зайчата замерли от страха. Даже Первый, ещё совсем недавно такой смелый, растерялся и не посмел возразить. А вдруг и вправду съест? А возразить надо было, потому что нахальный Барсук тоже боялся: он-то понимал, что за такие проделки ему может крепко попасть - и от Медведя, и от Доброго Доктора.
       Почувствовав, однако, что ему удалось запугать зайчат, Барсук успокоился. И придумал злую дразнилку, которую бесконечно повторял, когда никого, кроме зайцев, рядом не было:
       "Где же зайцы? Зайцев нет,
       Зайцев съели на обед!".
       Малыши съёживались от страха, а Барсук бормотал дальше:
       "Вкусным зайцем пахнет здесь,
       Зайцев надо будет съесть!"
       И хлопал себя по толстому животу короткими передними лапами. Живот гудел, как большой барабан.
       Вскоре Барсук пристрастился барабанить свой живот весь день, не обращая внимания на то, слышит его кто-нибудь или нет: кроме зайцев, никто не понимал страшного значения похлопыванья: отдавайте свою еду, не то съем, съем, съем...
       -Что это ты стучишь по пузу с утра до вечера? - удивлялся Медведь. - Неужели не больно?
       -А это у меня физкультура такая, для стройности, чтобы живот не выпирал, - объяснял Барсук и барабанил, барабанил, барабанил...
       -Когда всех зовут есть, - велел он зайчатам, - вы должны громко отвечать, что сейчас, мол, мы не голодные, аппетита у нас нет, а когда он у нас появится, аппетит то есть, тогда и поедим, потом, попозже... А потом, попозже, и поедите, если я что-нибудь оставлю, - и он стучал себя по животу, стучал, стучал...
      
      
       ЛЕТАТЬ - ЭТО СЧАСТЬЕ!
      
       Теперь ежедневно Барсук съедал не только свою порцию, но и часть еды, предназначенной для зайчат. Порой он так увлекался, что ничего им не оставлял. Зайчата похудели, осунулись.
       -Что с ними происходит? - волновался Медведь. - Не болеют ли? - и привёл в Уголок игрушек Доброго Доктора.
       Серьёзный доктор в белом халате долго выслушивал через свою трубочку, которая называется стетоскоп, как ушастые дышат, как бьются их сердчишки, мял их пустые животики, но никаких болезней не нашёл.
       -А как у них с аппетитом? - поинтересовался он. - Как они едят?
       -Отлично питаются, - отвечал Медведь. - Я, признаться, даю им теперь самое вкусное, самое витаминное, и все-всё они съедают, их мисочки просто блестят.
       Раньше, когда еды было много, зайцы порой капризничали: вот это они любят, а вот то - не любят... А теперь уплетали даже объедки, если они оставались после жадного обжоры-Барсука, но оставались они очень и очень редко. Бедные зайцы постоянно чувствовали голод. Однако ни Добрый Доктор, ни Медведь об этом не догадывались.
       -Ну, тогда, - решил доктор, - тогда пусть больше гуляют!
       И вправду, давно уже, запуганные Барсуком, зайчата не гуляли: только в школу - и скорее домой, в свой уголок. И почти не прыгали - сил-то без еды немного.
       -Немедленно на воздух, всем гулять! - скомандовал Медведь.
       -Как это - на воздух? На воздухе ничего не держится, потому что он лёгкий, нам в школе рассказывали, - хитрили зайчата, хотя прекрасно понимали, что значит выражение "на воздух".
       Вы ведь тоже понимаете, что это просто такое устоявшееся выражение, игра слов?
       Однако выйти куда-то дальше Уголка игрушек зайчатам все-таки было боязно.
       -Как это - на воздух? Неужели летать? - зайцы продолжали придумывать отговорки. - А летать мы не можем, и никто не может!
       -А вот я могу, - раздался голос из дальнего угла. - Вернее, смог бы, если бы меня выпустили.
       Это говорил маленький синий Попугайчик, запертый в тесной клетке.
       -Ишь чего захотел, - заворчал Барсук, - знай своё место, носастый!
       Но интерес к тому, что сказал Попугай, обида на злого Барсука - зайчата начинали понимать, как несправедливо то, что вытворяет Барсук, - всё вместе будто подтолкнуло их, придало смелости, тем более что рядом находились и Медведь, и Добрый Доктор.
       Забыв о страхах, они, обгоняя друг друга, выскочили из своего уголка, перебежали комнату и распахнули дверцу клетки:
       -Правда, можешь? Покажи!
       Попугай выпорхнул из своей постылой тюрьмы, взвился вверх, но тут же стукнулся спинкой о люстру, потерял голубое перо, а затем неловко шлёпнулся на шкаф.
       -И правда, летает! - восхитились зайцы. - Они впервые в жизни видели полёт. - Только зачем ты влетел в люстру?
       -Это я без привычки, - сказал Попугай, тяжело дыша и растопырив крылья. - Мне ведь уже два года, но я ни разу не летал, сегодня в первый раз. В клетке можно только прыгать, с жёрдочки на жёрдочку, поэтому крылышки у меня слабые. Но какое же это счастье - летать!
       -И шлёпаться о люстру, - хихикнул Барсук, но его никто не слушал.
       Отдышавшись, Попугай принялся учиться летать. Он потихоньку перепорхнул со шкафа на стол, со стола - на ту самую злополучную люстру, а оттуда стал перемещаться по комнате кругами, сначала тяжело, неуклюже, но с каждым следующим витком лучше и лучше.
       -Получается! Ура! Получается! - радовались зайцы. - Мы теперь каждый день будем тебя выпускать, пусть даже кое-кто заругается. - И они начали подпрыгивать чуть не до потолка.
       Заяц Первый подпрыгнул, замахал лапками, закричал "я лечу, лечу!" - и шлёпнулся на пол.
       -Разве зайцы летают? - спросил Щенок своего хозяина, Барсука.
       -Конечно, нет, - ответил тот. - Им никогда не полететь.
       -А может, у тебя крылышки в другом месте? - подлетел к зайцу Попугай. Вот это длинное - что?
       -Это? Это ушки, чтобы слышать.
       -А почему такие большие?
       -Сейчас попробую ими помахать, - оживился заяц Первый, потирая ушибленную коленку. - Может, это такие сложные ушки-крылышки?
       Он забрался на стул, оттуда - на стол, подпрыгнул, замахал лапками, ушками, даже хвостиком: "я лечу, лечу!".
       Заяц Второй, Мишутка и Щенок тоже стали махать своими ушами и хвостами. Но никто из них не взлетел, а заяц Первый вообще свалился со стола на пол.
       -Ну, что я и говорил, - сказал довольный Барсук. - Нечего тут глупостями заниматься.
       Игрушки стали поднимать и утешать зайчонка.
       -Ушибы твои пройдут, - говорил Медведь. - Крылышек у тебя нет, зайцы действительно не летают, но и ты, и твой братец - молодцы! Не побоялись, выпустили птичку полетать. Мы только смотрели, как она томится в неволе, а сделать решительный шаг и выпустить не догадывались. Да, для такого поступка смелость нужна, а ещё больше - доброта! - Медведь говорил красиво, недаром он был учителем. А игрушки в это самое время вытирали зайчонку слёзы, для чего очень пригодились его длинные ушки, и наперебой хвалили.
       -Ой, а сейчас мне показалось, что я летаю, - вдруг сказал заяц Первый. - Вот я сижу на полу, и коленка болит, а как будто немножко летаю.
       -И я как будто летаю, чуть-чуть, - признался Второй.
       -Это потому, что вы сделали доброе дело, - объяснил Добрый Доктор. - Всем, кто сделает доброе дело, легко и радостно. Вот вам и кажется, что вы немного летите. И всем, кто рядом с вами, тоже радостно и легко.
       С этого дня, едва мама, папа и мальчики уходили из дому, все игрушки, кроме Барсука и Щенка, дружно отправлялись к клетке и выпускали попугая полетать по квартире. Но по субботам и воскресеньям, когда мальчики вместе с родителями оставались дома, бедная птичка томилась в неволе.
      
       СВОБОДУ ПОПУГАЯМ!
      
       -Как же, наверное, нашему Попугайчику невесело по выходным дням, - зайчата специально задержались после уроков, чтобы обсудить с учителем Медведем то, что их тревожило. - Да и нам становится грустно, стоит на него посмотреть. Нет, мы, конечно, радуемся, когда наши мальчики дома, но как-то неловко прыгать и смеяться, когда твоему другу плохо...
       -Да, неладно получается, - согласился Медведь. - Делаем доброе дело, но тайком, будто наши хозяева злые, и мы спасаем от них бедную птичку. Я обязательно поговорю с Добрым Доктором и Креветкой, вместе мы что-нибудь да придумаем!
       Они совещались целых два дня и - вот что произошло в ближайший выходной, когда вся семья, как обычно, собралась за обеденным столом. Из клетки, где томилась птичка, вдруг, к всеобщему изумлению, раздались такие слова:
       -Здравствуйте! Я - ваша птичка. Птички любят летать.
       Следует разъяснить, что раньше попугай разговаривал только на своем, птичьем, языке. И ещё на языке игрушек, который, как известно, совсем такой же, как и у людей, только бесшумный, недоступный для наших ушей.
       Возможно, кто-то в этом вопросе со мною не согласится, потому что знает об успехах промышленности, которая создала немало игрушек, умеющих громко разговаривать. Но даже если у вас и есть такая громко разговаривающая игрушка, а говорит она, кстати, только то, что заранее вложили в её программу, знайте, что такая игрушка владеет ещё и другой, не слышной для людей, речью. И в таких случаях говорит то, что думает и чувствует сама, без подсказки.
       И ещё надо обязательно добавить, что услышать такой разговор может только тот человек, который умеет придумывать сказки, и это совсем не обязательно должен быть детский писатель. Во многих семьях замечательные сказки придумывают мамы и папы, бабушки и дедушки, да и у некоторых мальчиков и девочек тоже неплохо получается, а ведь они ещё только учатся!
       Но вернемся к нашей истории с томящимся в тесной клетке Попугаем. Старейшие и мудрейшие игрушки знакомой нам квартиры, то есть Креветка, Добрый Доктор и Медведь, нашли простое и замечательное решение, даже целых два решения.
       Во-первых, они решили обучить попугая разговаривать: известно ведь, что попугаи бывают говорящими.
       А во-вторых, они придумали, какие именно слова ему следует выучить в первую очередь. Придумали - и научили!
       И вот, повторим это ещё раз, вся семья сидит за столом, а из клетки с попугаем звучат такие слова:
       -Здравствуйте! Я - ваша птичка. Птички любят летать.
       Представляете сцену всеобщего изумления? Конечно же, Попугая немедленно выпустили, и он принялся порхать, как мотылёк, - на люстру, опять на шкаф, опять на люстру, а потом уселся на плечо к отцу. Немного посидев и поклевав предложенный ему кусочек хлеба, он опять принялся летать и, наконец, добрался до Уголка игрушек. Здесь все радостно ему улыбались, и только Медведь недовольно проворчал:
       -Учи тебя, учи! А самое главное-то забыл!
       Тут и Попугай вспомнил самые последние наставления. Он пулей помчался к столу, за которым всё ещё сидела семья, раскланялся и много-много раз повторил:
       -Спасибо. Спасибо. Спасибо.
      
      
       ОБ ЭТОМ ДАЖЕ ЕСТЬ СТИХИ
      
       История с попугаем, который сумел так договориться со своими хозяевами, что получил право на ежедневные самостоятельные полёты, получила широкую известность. Её пересказывали друг другу и в школе, где учился старший мальчик, и в детском саду, куда ходил младший, и на работе у мамы и папы. А один начинающий поэт даже написал об этом стихи, вот такие:
      
       В тесной клетке птичка сидела,
       Попугаем птичка была,
       Всем казалось - радостно пела,
       А она всё чего-то ждала.
      
       Ей однажды маленький мальчик
       Стал слова такие шептать:
       "Полетать хочет ваш попугайчик,
       Вы пустите его полетать!
       Не пойму, о чём я мечтаю,
       Не пойму, чего я хочу,
       Но, когда глаза закрываю,
       То мне кажется, будто лечу!"
      
       Словно радиопередатчик,
       Стала птица громко кричать:
       "Полетать хочет ваш попугайчик,
       Вы пустите его полетать!
       Не пойму, о чём я мечтаю,
       Не пойму, чего я хочу,
       Но, когда глаза закрываю,
       То мне кажется, будто лечу!"
      
       Отворяли в клетке запоры,
       Выпускали птичку гулять,
       Прекращали все разговоры
       И зачем-то давай распевать:
       "Не пойму, о чём я мечтаю,
       Не пойму, чего я хочу,
       Но, когда глаза закрываю,
       То мне кажется, будто лечу!"
      
       Всем садилась птичка на пальчик,
       Успевала всем рассказать:
       "Полетать хочет ваш попугайчик,
       Вы пустите его полетать!
       Не пойму, о чём я мечтаю,
       Не пойму, чего я хочу,
       Но, когда глаза закрываю,
       То мне кажется, будто лечу!"
      
       Как видите, поэт немного изменил факты, потому что как именно было на самом деле, знаем только мы с вами, хотя это и неважно. А важно то, что теперь знакомого нам Попугая каждый день стали выпускать, чтобы он полетал.
       А когда он летает, все радуются. А зайцы, и Первый, и Второй, не только радуются, но и машут, машут своими ушками.
      
       ШАХМАТЫ ДАЮТ РАЗЪСНЕНИЕ, НО ЕГО ТРУДНО ПОНЯТЬ
      
       -Шахматы, шахматы, помогите, пожалуйста, мудрым советом, - это Медведь пришёл навестить своих добрых знакомых, - может быть, вы подскажете, что случилось с нашими зайчатами? Почему они похудели и ослабели, хотя доктор никаких болезней не находит?
       -Расставь нас по клеточкам, - попросили шахматы, - так нам лучше думается.
       Медведь распределил фигурки в порядке, положенном для игры в шахматы, если кто-то не знает, постарайтесь научиться, пригодится. Постояв некоторое время неподвижно, будто задумавшись, фигурки стали двигаться, совершая, по мнению Медведя, странные и загадочные перемещения. Понимая важность происходящего, он старался тихо дышать. Первыми остановились короли - Белый и Чёрный, затем королевы и, далее, вся королевская рать.
       -Вот наше решение, слушай внимательно и постарайся не позабыть, - сказали короли. - Иногда кто-то получает слишком мало, потому что кому-то достаётся слишком много.
       Пока они говорили, королевы величественно кивали в знак согласия.
       -А как это? - удивился Медведь. - Нельзя ли понятнее?
       -Иногда кто-то получает слишком мало, потому что кому-то достаётся слишком много, - повторили короли.
       И королевы, конечно же, опять одобрительно покивали.
       -Иногда... кто-то много, а кому-то мало, потому что как, - бормотал Медведь, возвращаясь к себе, и вдруг резко остановился, едва не наступив на Креветку.
       -Извини, что потревожил, - заговорил он, - ну где ты спишь, где ты спишь, где? Я знаешь, какой тяжёлый? А если бы наступил?
       -Я не сплю, я домой иду, - ответила Креветка слабым голосом. - Вчера вышла погулять - и никак не вернусь. Сил нет.
       -Давай я тебя отнесу, - предложил Медведь, - только не в чулан, а в больницу, к Доброму Доктору.
       Ну что ж, неси, - согласилась Креветка. - А по дороге расскажешь, где был, куда спешил и что тебе сказали шахматы о длинноухих, которые хотели меня съесть.
       -Не тебя, а конфету! Давно пора бы забыть, тем более что сейчас они совсем другие, поумнели...
       -Да ладно, я пошутила. И что же тебе сказали шахматы?
       Пока Медведь рассказывал, Креветка, казалось, спала. Но у входа в больницу она открыла глаза и проскрипела:
       -Я всё слышала и, кажется, догадываюсь, что за тайна кроется в ответе шахмат. Но сначала надо кое-что проверить. Вот подлечусь немного - и постараюсь помочь.
      
       УТРЕНЯЯ БОДРОСТЬ
      
       -Почему это у тебя в больнице, доктор, я совсем здоровая, а стоит выйти - и опять я старая развалина?
       -Можешь жить тут всегда, - предложил доктор.
       Креветка рассердилась:
       -Вместо того чтобы причину искать, ты шутки шутишь! Думай, пожалуйста!
       -Я и так думаю, день и ночь, - признался Добрый Доктор, - а сколько опытов поставил! Но никакого объяснения, кроме волшебного, на ум не приходит.
       -Как ты сказал? Волшебного?
       -Ты же знаешь, я ученый, а ученые в волшебство не верят. И поэтому я сам себе не верю. Но пока единственное объяснение - волшебство, чудо.
       -Ладно, рассказывай.
       -Помнишь, ты долго болела, а потом в один момент выздоровела?
       -Прекрасно помню, это случилось сразу после Нового года, который, если ты не забыл, я проспала.
       -И с тех пор, сколько бы опять ни попадала в больницу, то сразу же и выздоравливала?
       -Да, у тебя я чувствую просто-таки утреннюю бодрость! Настроение отличное, нигде ничего не болит и хочется сделать что-нибудь хорошее и доброе. А выйду - и всё сначала...
       -Говоришь, утренняя бодрость? - задумчиво повторил слова Креветки Добрый Доктор. - Красивое название... вот для этого чуда, - он указал на две блестящие снежинки, одна из которых лежала у него на столе, под окуляром микроскопа, а другая красовалась на стене, над самой кроватью Креветки.
       -Получается, что утренняя бодрость приходит к тебе вот от этих снежинок, которые принёс Дед Мороз! - торжественно сказал Добрый Доктор. - Я не могу понять, как именно они действуют, но то, что они действуют, уже не сомневаюсь. Вот ты, например, когда находишься рядом с ними, чувствуешь себя намного лучше. Да и я, признаться, тоже рядом с ними гораздо бодрее, я ведь тоже немолодой.
       Некоторое время они сидели молча.
       -Я знаешь, о чём думаю? - заговорил наконец Добрый Доктор. - Ведь на Новый год снежинок было видимо-невидимо, вся комната просто сверкала. Растаять они не могли - это я точно установил. Тогда почему же их осталось всего две?
      
      
       ЗАЙЦЫ В ГОСТЯХ У МАТРЁШЕК
      
       Через несколько дней Барсук так обнаглел, что стал съедать у зайчишек всю еду.
       -А мы как же? - спросил как-то робко заяц Второй. - Мы тоже кушать хотим.
       -А вы поищите себе сами. И не приставайте ко мне, пока я вас самих не съел. Отправляйтесь-ка на кухню. Это далеко, но ничего, дойдёте. Там есть шкаф. А в шкафу - горшочки, баночки, вазочки. А в них - конфеты, варенье, печенье и ещё много всяких вкусностей, чего только нет!
       У Барсука, пока он говорил, потекли слюнки. А у зайчат ещё больше засосало под ложечкой.
       -И можно просто так прийти и взять? - удивились они.
       -Не совсем так. Сначала нужно подойти к Матрёшкам, которые стоят на часах возле этих баночек и горшочков, и сказать: "Нас Барсук прислал!" И они вам всё отдадут.
       Зайцы, едва выслушав, умчались искать кухню. А Барсук хитро смотрел им вслед. Нет, он ничего не сочинил: в квартире действительно была кухня, на кухне - большой шкаф, а в шкафу - баночки, вазочки и горшочки с самым разнообразным содержимым. Все эти богатства охраняли Матрёшки, которые жили здесь же, в шкафу, на самой большой полке.
       Барсук и сам бы непрочь побаловаться вкусненьким, он в один момент слопал бы все кухонные запасы, сколько бы их там ни оказалось, но Матрёшки, хранительницы сладких сокровищ, не любили Барсука за жадность и нахальство и знали, как обходиться с обжорой. В руке у каждой была зажата деревянная ложка, которой они в случае необходимости щёлкали непрошеного гостя по лбу или по жадному носу. Знаете, сколько раз получал Барсук по лбу деревянной ложкой? У вас бы пальцев не хватило на руках и на ногах, чтобы сосчитать.
       И вот теперь Барсук представлял, как деревянные ложки - шлёп! шлёп! - хлопают по заячьим ушам. От удовольствия он хрюкнул.
       А зайцы в это время уже примчались к кухне. Не забыли при входе постучать, хотя дверь была открыта настежь. Не забыли и лапки вытереть - уроки Медведя о том, как себя вести, не пропали зря.
       Вошли, поздоровались, даже раскланялись.
       -Здравствуйте, - ответили им матрёшки, стоящие пёстрой шеренгой на кухонной полке, все шесть: Матрёшка Большая, Матрёшка поменьше, Матрёшка ещё поменьше, Матрёшка ещё-ещё поменьше, Матрёшка ещё-ещё-ещё поменьше и самая маленькая, по имени Матрёшечка.
       Все они, признаться, очень удивились: таких вежливых и воспитанных гостей здесь не бывало! Барсук-то с ними никогда не здоровался, и в дверь не стучал, и ноги свои жирные при входе не вытирал. Деревянные ложки, однако, они выставили вперед, подобно тому, как солдаты держат наготове ружья.
       -Это вы - Матрёшки? - вежливо спросили зайцы. - Можно к вам? И тут же ахнули, разглядев их:
       -Какие же вы красивые!
       Матрёшки действительно были очень красивые: румяные, статные, в ярких разноцветных нарядах. Достаточно было взглянуть на них - и уже хотелось улыбаться, шутить и даже петь и плясать.
       Вообще-то зайцы однажды уже оказывались с ними в одной кампании, в тот самый новогодний вечер, когда Дед Мороз вынул их из своего волшебного мешка, в качестве подарков для мальчиков. Но тогда они были слишком малы, и Матрёшек не запомнили.
       А вот Матрёшки новогодний вечер помнили прекрасно, особенно маленькая Матрёшечка, которая попросила Деда Мороза вынуть из мешка такой подарок для мальчиков, чтобы он, этот подарок, оказался другом и для них, Матрёшек.
       -А нам сказали, что вы стоите на часах, - удивилось зайцы. - А оказалось - на полке!
       -Вот чудаки, - Матрёшки никак не могли понять: то ли зайчата так шутят, то ли они действительно не знают, что означает выражение "стоять на часах".
       -Стоять на часах - это значит сторожить, - стала объяснять Матрёшка Большая. - Правда, так чаще говорят про солдат, которым велено что-то караулить, защищать, сторожить. Мы вот баночки с вареньем сторожим, поэтому про нас тоже можно сказать, что мы стоим на часах. А вы что, и вправду подумали, что мы ногами влезли на часы и на них стоим?
       Матрёшки так развеселились, так расхохотались, что их круглые бока и тройные подбородки стали колыхаться. Они смеялись так: самая большая басом: хо-хо-хо, средние - смеялись потише: ха-ха-ха, а маленькая Матрёшечка тоненько взвизгивала: хи-хи-хи. Зайчата тоже стали хохотать, ведь им только дай посмеяться. Даже забыли, зачем пришли.
       -А мне кажется, что я вас уже видела, - заявила Матрёшка Большая. - В телевизоре, когда мы были в гостиной!
       -И ещё в детской книжке! - закричали наперебой остальные матрёшки.
       Очень хотелось зайцам похвастаться и сказать, что это они и были в телевизоре и что вообще их там частенько показывают, в разных передачах, и в книжках тоже есть их портреты, но они сдержались и ответили честно:
       -Наверное, мы просто похожи на зайцев из телевизора. Все зайцы друг на друга похожи. И в книжках не мы, а другие зайцы.
       -Но, может быть, это ваши родственники или знакомые? - не унимались Матрёшки.
       И опять братцы не соврали:
       -Нет, и не родственники, и не знакомые, мы самые обыкновенные зайцы.
       -Всё равно, вы тоже могли бы выступать, - решили Матрёшки. - Вы ничуть не хуже тех зайцев, которые в телевизоре. И вас ещё покажут, вот увидите! И в книжке ваши портреты нарисуют. Потому что вы симпатичные! Но главное - это то, что вы честные.
       И Матрёшки - а такое случалось нечасто - открыли свои баночки и горшочки и стали угощать зайцев. Вот уж был пир! Оголодавшим малышам угощение пришлось как нельзя более кстати. Зайчат кормили из тех же самых деревянных ложек, которыми Барсук получал по лбу!
      
      
       СЛОМАННАЯ ЛАПКА
      
       Барсук, который питался теперь за троих - и за себя, и за зайчат - совсем разжирел. Ограничивать себя в еде он не желал, но немного похудеть был не прочь. Всеми средствами пытался он сбросить жирок со своего расплывшегося тела: и по животу себя барабанил, и на турнике упражнялся.
       -Молодец, - к турнику подошёл Медведь, - спорт полезен для здоровья, только отчего это ты так раздобрел, а, Барсук?
       Тот, притворяясь, что не расслышал, с пыхтеньем растопыривал свои тяжёлые ноги и дрыгал ими в стороны.
       -И вы бы, зайчата, попробовали, - продолжал Медведь. - У вас должно получиться. Глядишь, чемпионами школы станете.
       Заяц Первый, осмелевший в присутствии Медведя, подбежал к турнику.
       -Подвинься, пожалуйста, Барсук, я тоже попробую.
       Места на турнике было достаточно не только для двоих, но и для троих, но Барсук даже не шелохнулся. Он уже подтянулся два раза и теперь, отдыхая, мешком висел посредине перекладины.
       Медведь подошёл, постучал по его толстой короткой ляжке:
       -Эй, Барсук, подвинься, тебе говорят, места всем хватит.
       Нехотя тот подвинулся.
       Заяц Первый изловчился, подпрыгнул и тоже ухватился за перекладину.
       -Ты сколько раз подтянулся? - спросил он Барсука. - Уже два? Сейчас и я подтянусь два. Потом ты - третий, и я третий, потом ты - четвертый, и я четвертый. Давай - кто больше?
       -А победитель получит приз, - пообещал Медведь.
       Заяц Первый быстро и ловко подтянулся два раза.
       Барсук третий - и заяц третий.
       Барсук четвёртый - и заяц четвёртый.
       -Я ещё хоть десять раз смогу, - сообщал он, усевшись на перекладине, как воробей. - Беги, братец, всех-всех собирай, а вдруг приз будет конфетный!
       Заяц Второй ускакал. А Барсук спешно соображал, как бы ему не упустить приз и остаться победителем. Он понимал, что десять раз ему никак не подтянуться, он вообще больше пяти раз никогда не подтягивался. Но уступить зайцу? Нет, ни за что!
       -Медведь, посмотри, что это там такое, в углу? - спросил он нарочито тревожным голосом.
       Медведь оглянулся. А Барсук, быстро-быстро перебирая передними лапами, передвинулся по перекладине и своим тяжёлым плечом сшиб малыша!
       Заяц Первый шлёпнулся на пол, неудачно подвернув лапку.
       -Больно, ой-ой, больно, - плакал он.
       Все бросились к бедняжке, послали за доктором.
       Добрый Доктор определил, что сломана правая передняя лапка. Все жалели зайчишку, гладили, говорили ласковые слова, а заяц Второй и Мишутка плакали вместе с ним. Но что, что они могли сделать, чтобы хоть чуть-чуть уменьшить боль? Ничего, хотя охотно бы согласились разделить страдания друга, забрав себе часть его боли.
       Доктор приготовил свой инструмент, вправил сломанную лапку и наложил на неё жёсткую повязку. А потом приспособил для больной лапки широкую, через плечо зайчишки, перевязь:
       -Будешь так ходить три дня.
       Боль постепенно затихала. Вокруг были друзья. Жизнь казалась уже не такой грустной.
       -А зайчонок молодец, - сказал Добрый Доктор. - Терпел, когда я его лечил, хотя, конечно, ему было больно. Просто мужественный заяц.
       Зайцу Первому стало приятно. Он незаметно оглянулся - все ли слышат, какой он мужественный?
       -Вот только всегда с ним что-то случается, - ласково проворчал Медведь. - Буду теперь всегда его за собой водить, и на турник больше не пущу. А сейчас вот тебе, возьми! Берёг на всякий случай! - и он протянул зайцу большую конфету в яркой упаковке.
       -Но это же мой приз! - заорал Барсук. Всё время, пока лечили и жалели зайца, он стоял у турника, не обращая внимания на шум, и чего-то ждал.
       -Это же мой законный приз! Я подтянулся пять раз, а заяц только четыре и вдобавок свалился с перекладины. Значит, я выиграл! - Барсук выхватил у Медведя конфету и тут же съел её, вместе с бумажкой.
       -Да ладно, не обращайте внимания, - утешал всех, и особенно возмущённого Медведя, заяц Первый. - Я, может, и не хотел вовсе этой конфеты.
       И, чтобы развеять общее неважное настроение из-за жадности Барсука, он, хитро улыбаясь, принялся ходить по комнате, осторожно держа лапку на перевязи. Все, недоумевая, смотрели на ходящего без остановки зайца.
       -Что это с ним? - заволновался Добрый Доктор. Ну-ка, подойди сюда! - он пощупал пульс, а потом засунул зайцу градусник, под здоровую лапку.
       Однако тот и с градусником продолжал нарезать круги по комнате.
       -Да сядь же ты! - прикрикнул Медведь.
       -Не могу! - ответил Первый. - Мне велено так ходить три дня, не сидеть, не лежать, а ходить! Вот я и хожу!
       ...Все три дня, которые заяц Первый носил свою повязку, игрушки хохотали, пересказывая друг другу эту историю как анекдот. Некоторые считали, что Первый слишком буквально понял слова доктора "ходить три дня", другие же утверждали, что он всё прекрасно понял, а ходил по комнате для шутки, потому что не хотел скандала, который мог случиться из-за жадности Барсука. А вы сами, кстати, как считаете?
       -Вот только непонятно, откуда он силы взял шутить, с больной-то лапкой, - удивлялись они. - Другой бы хныкал день и ночь без остановки. Нет, всё-таки он и впрямь очень мужественный заяц!
       По утрам теперь Добрый Доктор приходил проведать больного. Он кормил бедолагу из ложечки - не забывайте, что правая передняя лапка зайца была на перевязи. Мало того, он заставлял его съедать всё-всё-всё. Только он не догадывался, что стараться для этого совсем не обязательно: оголодавшего зайца совсем не надо было заставлять! Заяц Первый, как метёлкой, подбирал всё, что бы ему ни предлагали. И Второй тоже не отставал от братца!
       -Молодцы, какие молодцы, хорошо едят! - восхищались все.
       И только Барсук недовольно ворчал:
       -Ну, чего собрались? Нечего тут торчать, расходитесь, тут вам не цирк!
       Ещё бы Барсуку не ворчать: теперь, в присутствии свидетелей, он и близко не осмеливался подойти к зайчишкиной еде.
       -Ты хоть ешь помедленней, - внушал как-то вечером заяц Второй на ушко своему больному братцу. - А то решат, что тебе помощь не требуется, сам справляешься, и тогда жди Барсука!
       Как-то утром вместе с Добрым Доктором приехала проведать больного и бабушка Креветка.
       -Ты опять за конфету пострадал, ушастый? - ласково-скрипуче проговорила она. Вот тебе, сластёна! - и протянула зайцу большущую конфету, которая хранилась в её запасах с Нового года. Ну не любят Креветки конфеты, им водоросли подавай или хотя бы йод.
       -Братец! Друзья! - Заяц Первый вспомнил историю своей встречи с Креветкой. - Я обедик нашёл! Давайте съедим его все вместе!
      
       ПРОДЕЛКИ ЗАЙЧОНКА
       На следующее утро, едва проснувшись, заяц Первый сразу же вспомнил очаровательный вкус вчерашней конфеты. И опять ему захотелось сладенького! Ну очень захотелось! Даже здоровым иногда хочется побаловать себя каким-нибудь лакомством, поэтому можем ли мы осуждать больного зайчонка?
       Конечно же, он вспомнил о Матрёшках, у которых наверняка отыщется что-нибудь подходящее. Но идти на кухню со сломанной лапкой? Нет, неудобно. Неудобно потому, что Матрёшки начнут его жалеть, и получится, что он, зная, что его будут жалеть, идёт и ждёт, чтобы его пожалели. И чтобы угостили. Как-то неподходяще для мужественного зайца, каким он хотел себя видеть.
       -Братец, сходи за конфеткой к Матрёшкам, а, братец, - заканючил он, - мне теперь так необходимо хорошо питаться, а конфеты, говорят, всего полезнее при переломах.
       -Вот и пей молоко, - услышал его причитания Медведь, - от молока пользы больше.
       Простодушный заяц Второй, конечно же, согласился бы на любой подвиг, лишь бы скорее вылечить братца. А тут просят о том, что ему приятно, - навещать Матрёшек он любил.
       -Сейчас. Допью своё молоко - и обязательно добуду тебе конфетку. А ты что молоко не пьёшь?
       -А я уже, - и заяц Первый для убедительности потряс пустым стаканчиком.
       -Ну, я побежал, я быстро, - заяц Второй деловито поправил свои очки и поднял торчком ушки...
       В этот момент заяц Первый ловко, так ловко, что братец и не заметил, набросил лёгкий пластиковый стаканчик, из которого он только что выпил молоко, на ушко брата! Так тот и умчался - со стаканчиком на ухе.
       Медведь, который всё видел, не успел и слова сказать, только погрозил озорнику.
       -Всё бы тебе шалить!
       А заяц Первый, довольный проделкой, шлёпнулся на спину и принялся хохотать и дрыгать здоровыми лапами. Медведь не выдержал и тоже рассмеялся, вспомнив важного зайца Второго в очках и со стаканчиком на ухе...
       Вскоре из кухни послышался хохот и визг Матрёшек, а затем оттуда выскочил злой и взъерошенный заяц Второй. Он кинулся было с кулаками на братца, но вид забинтованной лапки, висящей на перевязи, охладил его досаду:
       -Дал бы я тебе, да вторую лапку боюсь сломать.
       Заяц Первый понимал, что виноват, но в нём как будто засел микроб вредности.
       -Сам виноват, - довольно нелогично ответил он.
       -Разозли меня, разозли! - громко закричал заяц Второй.
       -Ох-хо-хо, - закривлялся заяц Первый. - Как страшно!
       -Вот тебе и ох-хо-хо. Ох-хо-хо, а без конфеты. Сам же и остался без конфеты. Сам себя наказал, вот.
       -А это не я, - приврал заяц Первый, заметив, что Медведя рядом нет.
       -Что не ты?
       -А стаканчик тебе на ухо надел - не я.
       -А кто же тогда?
       -А он сам. Сам запрыгнул.
       -Он что - с ножками?
       -Конечно, с ножками. Смотри, и этот сейчас прыгнет, - и заяц Первый подбросил в воздух еще один пустой стаканчик, который оставался неубранным после завтрака.
       -Действительно, вроде с ножками, - заяц Второй тут же забыл, что хотел поколотить братца. - А что ещё у нас с ножками?
       -Всё, что хочешь, - и заяц Первый подбросил к потолку книгу. Та взлетела, зашелестев страницами.
       -Ой, по-моему, она не с ножками, а с крылышками, - восхитился заяц Второй. - А что ещё у нас летает?
       Как вы думаете, чем закончилась вся эта история? Ну, конечно, вы уже догадываетесь: пришёл Медведь и наказал обоих зайцев! И поделом, не правда ли?
      
      
       ПРОДЕЛКИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
      
       Наступил следующий день. Утром Добрый Доктор, как обычно, проверил здоровье зайчонка и остался доволен:
       -Отправляйся-ка в школу, ума-разума набираться! Сидеть и слушать вполне можешь. Только балуйся поменьше, лапку больную береги!
       Если откровенно, зайчонок ещё денек-другой понежился бы на правах больного, побаловался бы, но ничего не поделаешь, пришлось отправляться в школу.
       После уроков, отучившись, зайчата возвращались в Уголок игрушек. Заяц Второй, в ярком полосатом шарфе, который он носил, вместе с оправой для очков, для важности, нёс две сумочки с тетрадками - свою и братца.
       -Ой, ой, ой, как лапка болит, - ныл заяц Первый, стараясь так повернуться, чтобы братец получше видел его перебинтованную лапку. - Только конфета может помочь бедному и несчастному зайцу, то есть мне.
       Но заяц Второй не забыл, как насмехались вчера Матрёшки над его нелепым видом. Их хохот мерещился ему всю ночь. Да и сам он разве не развеселился бы, увидев такое чучело, со стаканчиком на ухе, каким он заявился вчера на кухню...
       -Сам иди. А можешь и не ходить - всё равно теперь Матрёшки с нами дружить не станут.
       Но заяц Первый опять ощутил прилив упрямства:
       -Ах, не станут! А вот и станут!
       -Может, и станут, если ты начнёшь жаловаться: ах, я несчастный, ах, у меня лапка болит!
       -Не буду я жаловаться! Это я только перед тобой ною, чтоб веселее было. И не узнают они, что у меня лапка болит! Давай-ка сюда твой шарф!
       Позаимствованным у братца шарфом заяц Первый набросил на правое плечо - так, что он закрыл и сломанную лапку, и перевязь, которая её поддерживала. Потом гордо приподнял ушки, распушил хвостик и, мурлыча развесёлую песенку, направился было в сторону кухни, но тут же вернулся.
       -Чуть самое главное не забыл, - он надел на ушко пустой пластиковый стаканчик и уже в таком виде исчез за дверьми кухни.
       -Ха-ха-ха, - сказал его братец, заяц Второй. - Ждём-с! С большим мешком!
       Он всё прислушивался, ожидая и надеясь услышать смех и визг Матрёшек, но было тихо. Совсем тихо. А когда уже извёлся от ожидания, появился братец, довольный и с большой конфетой в здоровой лапке.
       -Это тебе, - он небрежно протянул сладкий подарок. - Конфет было три, я их честно поделил и свою половину уже съел! И вообще, нас с тобой просили чаще заходить.
       Не обращая внимания на угощение и даже на то, что братец неправильно поделил три конфеты на двоих, заяц Второй помчался на кухню. Может, Матрёшки ушли в гости, а конфеты братец взял без разрешения? Иного объяснения он не находил: ведь, как он считал, любого гостя с пустым стаканчиком на ухе должны были немедленно поднять на смех, как вчера и его самого...
       Однако Матрёшки находились на своих обычных местах. Правда, в их внешности было что-то необычное. Пригляделся - и обомлел: у каждой Матрешки на правое плечо были наброшены пёстрые салфетки! Мало того, на голове у каждой красовались голубые чашки из кофейного сервиза!
       Заяц Второй так растерялся, что забыл поздороваться. Но тут следом прискакал его братец и, не давая никому слова сказать, затараторил:
       -Прекрасно! Прекрасно! Великолепно! Самая последняя заграничная мода для современных продвинутых игрушек! Вчера по телевизору показывали... и он весьма ощутимо ткнул братца в бок, чтобы вывести из оцепенения.
       -А где же ваша вчерашняя модная шапочка? - обратилась к зайцу Второму Матрёшечка, - вы в ней были такой милый!
       -А она... А я... А мы... - заяц Второй, хоть и считался учёным, в данный момент никак не мог сообразить, как лучше ответить.
       -Она в химчистке, - вручил его брат.
       -А наши шляпки не пора в химчистку? - заволновались Матрёшки и стали вертеться перед блестящим самоваром, который заменял им зеркало.
       Тут с головы одной из них свалилась голубая чашка, не будем уточнять, с которой именно матрёшкой случилась такая неприятность... но голубая чашка из нового кофейного сервиза упала на пол и разбились!
       -Нет, сначала надо кое-что склеить, - грустно ответил заяц Первый и помчался вместе с братцем искать клей.
      
      
       КТО ТАКИЕ ПРЯМОПРОХОДЦЫ
      
       Теперь братцы были для Матрёшек ещё более желанными гостями, чем прежде. История с разбитой чашкой, которую они все вместе склеили, причем так удачно, что место склейки осталось незаметным, объединила их общей тайной.
       Кроме того, теперь в представлении матрешек зайцы были вестниками настоящей, большой моды для современных игрушек. Они наперебой расспрашивали зайчат о том, какую одежду носят, как причесывают волосы, красят ли ресницы и щеки игрушки в других городах и странах - в их кухонную глушь новости приходили нечасто.
       А те рассказывали им о том, что видели на картинках в детских книжках или на экране телевизора или компьютера, что узнавали в школе, что слышали в разговорах мальчиков или их родителей.
       Матрёшки ахали и охали от удивления, задавали кучу вопросов. И, конечно, тут же начинали уговаривать зайчат съесть из их огромных запасов ну хотя бы что-нибудь! ну хотя бы кусочек! хотя бы ма-а-аленькую ложечку!
       После длительных уговоров зайчата соглашались и, будто нехотя, и брали изюминку или финик. Или конфетку. Много они никогда не брали, чтобы не показаться жадными обжорами.
       А когда истории для рассказов заканчивались, зайчата тоже не терялись: придумывали их сами.
       -Вчера показывали, - фантазировал заяц Второй, - таких... прямопроходцев. Они ходят только прямо, никому дороги не уступают. Впереди гора - а они сквозь гору. У них зубы железные и рот. Грызут гору и выплёвывают... направо и налево. Налево и направо. А если, например, грузовик зазевается и подъедет слишком близко, так они кусок горы могут прямо в кузов выплюнуть! А сами - всё прямо и прямо. Одним словом, прямопроходцы!
       Это он видел в какой-то телевизионной передаче экскаватор. Вы-то, конечно, прекрасно знаете, что такое экскаватор и как он работает: черпает ковшом землю или песок и затем высыпает в кузов грузовика, который специально подъезжает к ковшу!
       Но как маленькому игрушечному зверьку, даже если он лучше всех учится в игрушечной школе... как ему разобраться в непростой жизни людей и созданных ими машинах и механизмах? О многих предметах, которыми пользуются люди, в его ушастой головке довольно часто складывалось своё собственное, игрушечно-заячье представление.
       -Я тоже могу быть прямопроходцем, - заявил заяц Первый. - Он оглянулся вокруг, выбрал нужное направление и зашагал:
       -Топ, топ, топ. Никуда не сверну. Ой, а тут какая-то банка! Мешает проходу! Но не могу же я свернуть! Я же прямопроходец! И сдвинуть не могу - тяжело! Придётся её облегчить - убрать немного того, что внутри!
       -Только не надо выплёвывать направо и налево, - заволновались Матрёшки. - Тут вам не улица, тут приличное место! А мыть кто потом будет?
       -Выплёвывать не буду, - снисходительно согласился заяц, - так и быть, не выплюну, буду глотать! Что здесь такое, варенье? Малиновое, красного цвета? Тем более нельзя выплёвывать! Помогай, братец!
       -Нелегко быть прямопроходцами, - заявили зайцы через минуту, отведав вкусного малинового варенья и закрывая банку крышкой.
       -Подумаешь. И я так смогу, даже лучше, - на кухне вдруг появился Барсук. Наверное, он подглядывал. - У меня это очень даже хорошо получается.
       Он схватил большую ложку, поспешно открутил крышку от другой, еще непочатой банки, зачерпнул, отправил в рот...
       Матрёшки охнули.
       Они-то знали, что в банке, которую взял без спросу Барсук, была горчица.
      
      
       ДВЕ СНЕЖИНКИ ДЛЯ СПАСЕНИЯ БАБУШКИ КРЕВЕТКИ
      
       Утром в Уголок игрушек приехал озабоченный и расстроенный Добрый Доктор.
       -Срочно собирай всех, - велел он Медведю.
       -Друзья! - заговорил он взволнованно, когда все собрались, как обычно, в школе, возле дома Барсука. - У нас беда. Опять тяжело больна бабушка Креветка. Лекарства ей не помогают, и только вы можете ей помочь.
       Игрушки зашумели:
       -Мы поможем, только научи, скажи, как ей помочь!
       -Помните, на Новый год Дед Мороз вместе с другими подарками принёс ещё и целую горсть маленьких блестящих снежинок?
       -Помним, конечно же, он сказал: "Это для всех-всех!".
       -Но потом почти все снежинки исчезли, осталось две. Одну я отнёс больной Креветке, чтобы порадовать новогодним подарком. Конфеты она не любит, вот я и решил принести ей снежинку. А через какое-то время ко мне попала и другая снежинка, её принёс ваш учитель Медведь, для изучения. Эту снежинку мама мальчиков нашла на ёлке, а потом она попала сюда, в Уголок игрушек. Так вот, Медведь Медведьевич принёс эту снежинку ко мне в больницу и попросил проверить под микроскопом, почему она не растаяла, как остальные, ведь снежинок было много!
       -Да, да, - зашумели игрушки, - мы хорошо помним, что снежинок было много, Дед Мороз разбросал их по всей комнате!
       -Так вот, - продолжал Добрый Доктор, - мои опыты показали, что бабушка Креветка чувствует себя хорошо только рядом со снежинками, она им даже название придумала - "утренняя бодрость". Поэтому я повесил снежинки на стене, чтобы утренняя бодрость расходилась по всей квартире и чтобы не только мы, но и наши мальчики, и их папа с мамой были здоровы. И вот недавно эти замечательные и такие нужные всем нам снежинки исчезли! И сразу же плохо почувствовала себя наша старенькая бабушка Креветка, тут же побледнели наши мальчики, а у их мамы и папы теперь часто болит голова. Может быть, кто-то из вас взял эти снежинки, чтобы поиграть? Тогда верните их, пожалуйста.
       -Растаяли, наверное, - сказал Барсук, - снежинки всегда тают.
       -Я провёл много опытов, эти не тают, - ответил Добрый Доктор, - поэтому тот, кто снял их со стены, должен немедленно вернуть, а иначе нашу дорогую бабушку Креветку не спасти!
       -А может, кто-то знает и то, куда делись остальные снежинки? - спросил Медведь. - Ведь снежинок было много!
       -Я знаю! - закричал заяц Первый. - Мы с братцем знаем, - поправился он.
       -У нас есть целых две снежинки, они тоже дают утреннюю бодрость, так нам сказали! Мы поможем Креветке, мы скоро вернёмся! - закричали наперебой зайчата, мигом выскочили из комнаты и помчались куда-то.
       Все остальные - за ними, кто - бегом, кто скорым шагом, а кто и на санитарной машине, вместе с Добрым Доктором.
       ...В гостиной, около того места, где когда-то стояла ёлка, зайчонок Первый достал из узкой щели между полом и плинтусом две переливающиеся голубым светом снежинки.
       -Вот! Я их ещё тогда спрятал, когда под ёлкой сидел, чтобы... - тут он замялся и замолчал.
       Но Добрый Доктор, не дожидаясь долгих объяснений, забрал снежинки и быстро уехал на своей машине, успев сказать:
       -Теперь наша бабушка Креветка спасена!
       Игрушки с восхищением смотрели на зайчат, а те, довольные, что сделали хорошее дело, принялись прыгать и кувыркаться. Но тут вмешался Барсук.
       -Ишь, расшумелись, - зашептал он Медведю, - это они следы заметают, а это они взяли снежинки в больнице, можно даже сказать, украли.
       -Опять ты ошибаешься, - рассердился Медведь. - Я много раз видел снежинки, которые хранились в больнице, так вот, я хорошо помню их узор. У Доброго Доктора даже рисунки тех снежинок есть, он же их изучал. А у тех, что припрятали зайчата, узор совсем другой, я успел посмотреть. У снежинок, если хочешь знать, узоры не повторяются, вот как! Кстати, о следах - ты подал мне хорошую мысль. Пусть Щенок сходит в больницу и попробует взять след. Тогда мы по запаху найдём вора.
       Но Барсук заупрямился:
       -Незачем ему туда ходить, какие ещё следы - давно выдохлись. И потом, он ведь работает, дом мой сторожит, забыл, что ли?
       -Давай я сам посторожу твой дом, пока Щенок будет след искать, - предложил Медведь.
       -А вдруг что пропадёт - с кого тогда спрашивать? - сомневался Барсук.
       -А есть чему пропадать? - Медведь удивлённо смотрел на Барсука. Тот отвёл глаза.
       -Щенок, а, Щенок, - Медведь подошёл ко входу в дом Барсука. - Сбегай, пожалуйста, в больницу, может, след возьмёшь.
       -Я запрещаю, сидеть на месте! - приказал Барсук Щенку и привязал его толстой верёвкой к забору.
       Щенок виновато повертел хвостом.
      
       ПРЯМОПРОХОДЕЦ НА РАБОТЕ
      
       Прошло ещё несколько дней. Все ученики успешно учились в школе.
       История с пропавшими со стены снежинками не то чтобы забылась - она отошла на второй план, поскольку ничего в ней не изменилось: пропажа так и нашлась.
       Из больницы шли утешительные вести: бабушка Креветка выздоровела, благодаря новым снежинкам, которые нашлись у шустрых и предприимчивых зайчат. Их, конечно, хвалили, но сами они говорили, что ничего особенного не сделали.
       Лапка у зайца Первого зажила, и нужда кормить его из ложечки отпала. А это значило, что теперь зайчата могли питаться без свидетелей и в любое время суток.
       И Барсук опять предъявил ушастым свои требования: когда им дают еду, отвечать, что пока не голодны, что поедят попозже, потом... И тогда он зайцев есть не станет, а вместо этого, так и быть, съест их еду!
       Опять зайчата ходили голодными. Только и спасало, что Матрёшки подкармливали своих смелых прямопроходцев. Однако в выходные дни, когда дома оставались мальчики и мама с папой, о прямопроходческих подвигах следовало забыть: игрушкам, как известно, самостоятельно бегать по квартире не положено.
       Так что впереди были невесёлые выходные. Невесёлые потому, что зайчатам предстояли голодные дни. Но заяц Первый и тут нашёл выход.
       -Просто надо проснуться пораньше, пока все спят, - сообразил он. - Чуть свет - и сразу в гости!
       -А вдруг застукают? Неудобно же! - замялся заяц Второй. - И что Матрёшки о нас подумают? Подумают, что мы обжоры, раз спозаранку заявились. Они же не знают, что нам есть нечего.
       -Тебе неудобно - не ходи. А я пойду. Я же прямопроходец. А прямопроходцы работают каждый день.
       ...Рано утром в воскресенье прямопроходец по имени Первый на четвереньках - чтобы не топать - отправился на свою ответственную работу. Он уже почти добрался до цели, уже заметил яркие наряды своих подружек, уже начал придумывать весёлые слова, которые скажет каждой из них, и ещё особые слова для маленькой Матрёшечки... И тут увидел неожиданное препятствие - закрытую кухонную дверь, почти всю состоящую из стекла.
       Утром и днём дверь на кухню всегда была настежь распахнута, наш зайчонок никогда прежде не заставал её закрытой. И о том, что её обычно закрывают на ночь, знать не знал. Но сейчас было очень раннее воскресное утро, почти ночь, все мирно спали, отворить дверь на кухню было некому.
       Заяц Первый решил было вернуться, но Матрёшки уже заметили его сквозь стекло и замахали своими кружевными платочками, радуясь раннему гостю и заодно ожидая от него смелых прямопроходческий действий.
       -Сейчас дверь сгрызёт, - сказала Матрёшка Большая.
       -А со стеклом как? - засомневалась Матрёшечка.
       -Стекло тоже сжуёт, - пообещала Матрёшка Поменьше.
       -А плевать куда будет - налево или направо? - не унималась Матрёшечка.
       Бедный заяц Первый спешно соображал, как бы ему исчезнуть, не очень опозорившись. Хоть сквозь землю или сквозь пол проваливайся! Он с отчаяньем посмотрел вниз, туда, куда хотел бы провалиться. И тут - о спасенье! - заметил под дверью щель, небольшую, но и не маленькую. Может, он протиснется?
       Зайчишка лёг на живот и пополз.
       Немного примятый и изрядно испачканный, он предстал перед Матрёшками.
       -Утренняя бодрость! Утренняя бодрость! - закричал он, предупреждая вопросы. -Там, где долго никто не проходил, и особенно в щелях под дверями, накапливается утренняя бодрость. Добрый Доктор говорил, что она очень полезна для здоровья.
       Матрёшки, конечно же, стали наперебой интересоваться утренней бодростью, а заяц Первый ликовал: теперь никто не удивлялся, каким необычным образом он проник на кухню. Он и сам угостился, и для братишки положил в сумочку изюминку. А затем тем же путём - ползком под дверью - собрался восвояси.
       И всё бы кончилось прекрасно, но сумочка не зацепилась за деревянный сучок под дверью и застряла, а вместе с нею застрял и сам зайчишка! Он, конечно, мог бы бросить сумочку, но ведь тогда братец останется голодным! Нет, надо выбираться вместе с сумочкой!
       Матрёшки увидели странное зрелище: смешно дрыгающиеся задние заячьи лапы со своей стороны двери, а передние, видные им сквозь стекло, уже по ту сторону двери.
       Может быть, заяц Первый успел бы придумать подходящее объяснение своему долгому пребыванию под дверью, но тут заяц Второй, позабыв о своих стеснениях и опасениях, прискакал в поисках братца.
       Представляете, что он увидел? А увидел он переднюю половину своего брата-прямопроходца, от ушей и до пояса, а дальше шла дверь! Сначала ему показалось, что заяц Первый решил поплавать, правда, без воды.
       -Братец, ты что тут делаешь? - кричал Второй. - Идём домой!
       -Только не забирайте всю бодрость! Оставьте и нам чуток! - в это же самое время с другой стороны двери кричали Матрёшки, в шесть голосов.
       -Сколько бодрости! - верещал Первый. - Сплошная бодрость. Остаюсь тут жить! Ничего нет лучше утренней бодрости!
       Не мог же он признаться, что застрял!
       Ну и шум поднялся! Сбежались все игрушки и даже Добрый Доктор приехал на свей машине. Медведь, постояв минутку перед передней половинкой зайца Первого, без церемоний схватил его за уши и выдернул из-под двери вместе со щепкой от обломившегося сучка и, конечно же, вместе с сумочкой.
       -Баловник! - проворчал он. - Опять с тобой приключение! Велел ведь: от меня - ни на шаг! - Он заглянул в сумочку и добавил:
       -Сластёна!
       -Но-но, полегче, - сказал грязный и измятый заяц Первый, хорохорясь и стараясь не показать, что ему очень и очень стыдно, - чуть уши не оторвал!
      
      
       ОБИДЧИК ЗАЙЧАТ РАЗОБЛАЧЁН
      
       А в это время Барсук, воспользовавшись тем, что игрушки умчались разузнать, что за шум поднялся, подбирался к еде зайчат.
       -Всё съем, - думал он, похрюкивая от нетерпенья. - Ни крошечки не оставлю!
       Он сунул нос в зайчишкину еду, ещё раз хрюкнул и принялся, чавкая, глотать. И вдруг - подпрыгнул, завизжал, опрокинул миску. Он поднял ещё больший шум, чем застрявший под дверью зайчонок. Ну и утро выдалось! Игрушки, ещё не разошедшиеся после истории с зайцем Первым, бросилась назад, в свой Уголок. И увидели визжащего и вертящегося, как юла, Барсука!
       -Что такое? Что это с ним? - все стояли, потрясенные увиденным.
       -Его надо остановить! - первым опомнился Медведь. - Что это у него на носу, кровь? Зовите скорее доктора!
       Барсука силой заставили остановиться. И увидели, что на кончике его носа, крепко вцепившись, висит ярко-красная, всем хорошо известная, но почему-то мокрая, вся в манной каше, Креветка.
       -Вот это да... - промолвил кто-то.
       -Креветка, - решительно заговорил Медведь. - Ты что же это, а? Отцепись немедленно. Ему же больно. Если так каждый начнёт... в нос вцепляться.
       Но Креветка и не думала менять свою позицию. Оставаясь на носу у Барсука, она заговорила:
       -Медведь! Помнишь, я обещала подумать, почему так похудели зайчата?
       -Помню! - сказал сердито Медведь. - Но почему об этом надо думать на носу у Барсука? Слезай немедленно!
       -А знаешь, где мне попался этот самый нос? Не гадай, всё равно не угадаешь!
       Тут Барсук рванулся, чтобы убежать, но его крепко держали.
       -Так вот, - продолжала Креветка. - Когда я нахожусь у нашего доктора, рядом с волшебными снежинками, я не только бодрее, я, по-моему, и умнее. То есть я хотела сказать, что там мне думается лучше. Так вот, я и подумала...
       -Скорей говори, где тебе попался этот нос, - напомнил Медведь. - Ему же больно.
       -Ничего, потерпит. Этот самый нос я нашла в миске у зайчат!
       Все дружно охнули.
       -А может, ты ошиблась? - с надеждой спросил Медведь. - Лучше было бы, если бы ошиблась. У нас такого безобразия никогда не бывало.
       -Нет, не ошиблась, к сожалению. Этот самый нос я нашла вот в той самой миске, которую, посмотрите сюда скорее... в той самой миске, которую Барсук перевернул, когда я вцепилась ему в нос. Я спряталась на дне миски, под кашей, мне это совсем нетрудно, креветки вообще живут под водой, и стала ждать. Я решила проверить, кто же ест еду из заячьей миски: они сами или кто-то ещё. Вспомни, что тебе сказали шахматы: "Иногда кому-то достается слишком мало, потому, что кому-то достаётся слишком много". Так вот, слишком мало доставалось зайчатам, а слишком много - Барсуку. А мы ничего не замечали. Спасибо, Матрёшки их подкармливали.
       Тут Креветка оставила наконец в покое нос Барсука и свалилась на пол.
       Все кинулись к зайчатам, стали их жалеть. Заяц Первый от смущения прятал сумочку за спину. И он, и его братец изо всех сил крепились, чтобы не заплакать - когда тебя жалеют, почему-то хочется плакать.
       А Барсук, воспользовавшись тем, что о нём на мгновение забыли, убежал и спрятался в своем доме. Он крепко-накрепко заперся изнутри и велел Щенку никого даже близко не подпускать.
       Толпа игрушек подошла к дому Барсука. Путь им преградил Щенок.
       -Дальше не пущу, велено кусать!
       Игрушки остановились, вперёд вышел Медведь.
       -Кого ты будешь кусать, Щенок, меня, своего учителя? Или своих друзей? Подумай. Твой хозяин - вор и обидчик, он объедал маленьких зайчат.
       -Неправда, он хороший, - не верил Щенок. - Он добрый. Он мне конфеты давал. У него их много.
       -А откуда у него конфеты, как думаешь, а, Щенок? - спросил Медведь. - Ты уверен, что эти честные конфеты? Вот, например, если у меня бывают конфеты, то всем известно, откуда они. А откуда конфеты у Барсука? Работать он не любит, в гости к нему никто не ходит, да он и не зовёт никого: гостей угощать надо.
       -Не знаю, откуда у него конфеты, - ответил Щенок, - но он мой хозяин, и поэтому я должен его охранять. Мы, собаки, так устроены.
       -Ну, ладно, - решил Медведь. - Охраняй. Пусть себе посидит взаперти, в своих четырех стенах. И подумает, как жить дальше. Мы-то без него проживём, а вот как он будет один? Всю жизнь так не просидишь, одному и самое расчудесное жилище покажется тюрьмой. Я бы мог в момент разломать его дом, но надеюсь, Барсук и сам всё поймёт и придёт просить прощения у зайчат.
      
      
       УТРЕННЯЯ БОДРОСТЬ - ДЛЯ ВСЕХ
      
       -Знаешь, братец, какой сегодня день? - спросил как-то, проснувшись, заяц Первый. - Сегодня мы могли бы получить целых две конфеты... за снежинки. Но мы их отдали, нам для бабушки Креветки ничего не жалко.
       -Что, уже целый месяц после Нового года прошёл? - догадался Второй. - Да, теперь уж точно не будет нам конфет. И тут его осенило:
       -Послушай, а ведь это означает, что остальные снежинки всё ещё где-то здесь, в квартире, их Дед Мороз принёс их видимо-невидимо, а Остроговый собрал в мешок! И сегодня, может быть, будет отдавать в форточку, в обмен на конфеты!
       Заяц Первый подпрыгнул:
       -Как же я сам не догадался! Нет, хорошо учиться полезно, ты молодец, что догадался! Да, получается, что снежинки пока что здесь, в квартире! А они, как сказал Дед Мороз, для всех-всех, то есть это общая утренняя бодрость! Нельзя её отдавать за конфеты, даже за миллион конфет!
       -Постой, а ведь то, что снежинки нельзя отдавать даже за миллион конфет, уже кто-то уже говорил! - вспомнил заяц Второй. - Так говорили те странные фигурки на столике с клеточками! Я спрашивал в Медведя, это называется шахматы, это очень умная игра! Значит, они уже тогда знали секрет утренней бодрости?
       -И ещё они сказали, что надо всё-всё рассказать Медведю. Или Доброму Доктору, - вспомнил, в свою очередь, заяц Первый.
       Дождавшись ухода мальчиков и мамы с папой, братцы помчались к своей школе, где вот-вот должны были начаться занятия. Старательный ученик Мишутка уже сидел на своём месте, а строгий учитель Медведь Медведьевич уже доставал из портфеля свои бумаги. Из-за угла за ними наблюдал грустный Щенок. В школу он теперь не ходил, хотя никто ему, конечно же, не запрещал. А может быть, Барсук всё же запретил? Зайчатам показалось, что Щенок хочет что-то им сказать. Но разбираться в настроениях Щенка было абсолютно некогда.
       -Медведь Медведьевич! Пожалуйста, нам надо посоветоваться! - они отвели своего учителя в сторонку и стали шептать, перебивая друг друга и размахивая лапками, -Мы думаем, мы узнали ... мы только что догадались... утреннюю бодрость ещё можно спасти! Всю-всю, которую принёс Дед Мороз! Дело в том, что волшебные снежинки сегодня ночью будут отдавать в окошко, это мы слышали, когда под ёлкой сидели!
       -Эта страшная птица обещала вернуться через месяц, за снежинками, в обмен на конфеты. За одну снежинку - одну конфету даст. А сегодня как раз и получается - "через месяц"... Она оставила Остроголовому большой чёрный мешок, чтобы он складывал в него снежинки, а они же общие, они для всех-всех, так Дед Мороз сказал!
       -А Остроголовый тоже страшный и тоже чёрный, и ходит он так: топ, топ, топ! Это он уголки у конфет объел, а не мы!
       -У вас всегда пожар, всё в последний момент, всё бегом! - заворчал Медведь, с трудом разобравшись в торопливых заячьих откровениях. - Почему сразу не сказали? Ну ладно, дело и вправду важное, если вы ничего не напутали. Поступим так: я дам ученикам самостоятельное задание - и пойдём скорее к Доброму Доктору. А поскольку дело секретное, ученикам скажем, что у вас животы болят. Чтобы тот, кто прячет снежинки, раньше времени ни о чём не догадался!
       Через несколько минут Медведь с зайчатами шагали к больнице.
       После переговоров с Добрым Доктором все забрались в санитарный автомобиль.
       Сначала заехали за Креветкой, благо она дремала на своем излюбленном месте, в чулане, держась усиком, как вы уже знаете... за старый башмак.
       Затем, уже вместе с Креветкой, отправились к шахматам. Общее совещание с участием шахмат длилось более часа, и всё это время шахматные фигурки перемещались по своим загадочным черно-белым клеткам. Стройные офицеры бегали по косым линям, толстые башни по прямым, кони скакали и при этом как-то боком взбрыкивали, а маленькие пешечки куда хотели, туда и ходили, только недалеко.
       Наконец шахматы остановились. В центре оказались горделивые короли и величавые королевы, а вся королевская рать расположилась вокруг них, готовая к защите, хотя бы и насмерть.
       Но сейчас королю и королеве ничего не грозило, у шахмат была другая задача - посоветовать игрушкам, как найти неизвестно где и неизвестно кем спрятанные снежинки. Впрочем, предположения о том, кто это мог быть, у шахмат давно имелись, да и у Медведя, и у Доброго Доктора тоже.
       И у вас, наверное, уже появились кое-какие догадки? Ну что ж, посмотрим, что случилось дальше, и заодно проверим, правильны ли ваши догадки.
       -Без Попугая никак не обойтись, - важно изрекли короли. А королевы величественно кивнули. Каждая по три раза.
       За Попугаем послали быстроногих зайчат, и тоже секретно.
       Еще одно, самое расширенное совещание, теперь уже вместе с выпущенным из клетки и хорошо знакомым нам Попугаем, также заняло немало времени.
       Гордый тем, что его посвятили в столь важное и секретное дело, Попугай отправился на переговоры с Кукушкой, хозяйкой больших настенных часов. Он забрался в её высокую башню, украшенную еловыми шишками, и долго о чём-то с ней шептался.
       Кукушка, оказывается, тоже кое-что заприметила, тоже кое-что знала, ведь её жилище находится высоко, почти под потолком, а сверху, как известно, всё видно, как на ладони...
       Выслушав Попугая, она кивнула и пообещала ближе к ночи передвинуть стрелки часов на полчаса вперед, а заодно попросить, чтобы и остальные часы, какие только ни на есть в квартире, сделали то же самое: Кукушку, хозяйку больших старинных часов, они уважали и привыкли слушаться.
       Кое-какие события происходили и дальше, но незаметно для тех, кого в тайну не посвятили. Вы, если хотите, можете за этими событиями понаблюдать, только потихоньку, чтобы не заметил тот, кто собирается отдать чудесные снежинки страшной птице.
       ...Вечером, как обычно, знакомая нам семья, то есть папа, мама и мальчики сидели за столом, пили чай и мирно беседовали о том, как прошёл день. И вот Кукушка на стенных часах громко объявляет время: ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку, ку-ку!
       Вы посчитали сколько раз она сказала "ку-ку"? Ровно десять раз!
       А это значило, что Кукушка сказала своим хозяевам: "времени целых десять часов, не пора ли в постельку?".
       А на самом-то деле, как вы помните, была только половина десятого.
       -Десять часов, уже так поздно! - спохватилась мама. - Скорее ложитесь спать, ребятки, засиделись мы сегодня, а завтра рано вставать. Да и мы ляжем пораньше, я что-то неважно себя чувствую, голова болит.
       Прошло ещё какое-то время. В квартире тихо - все уснули. В Уголке игрушек тоже тихо, все, казалось бы, спят. Но если бы кто-то пригляделся, не обнаружил бы ни зайчат, ни Медведя - вместо них под одеялами кубики.
       А в гостиной в это время завершаются последние приготовления.
       С этого самого момента события начинают разворачиваться так стремительно, что мы едва успеваем о них рассказывать.
       На Попугая надевают что-то вроде вороньего маскарадного наряда, который весь день тайно мастерили из чёрной бумаги и чёрных тряпочек в больнице у Доброго Доктора.
       -Скорее, - торопит Медведь. - Скорее, сейчас часы станут бить двенадцать. Пора наряжать Попугая!
       И вот Попугай в своем необычном наряде - от вороны не отличишь! - взлетает и усаживается на перекладине приоткрытой, как обычно, форточки. В этой квартире её всегда приоткрывают на ночь, для свежего воздуха, как говорит мама.
       -Только не простудись, - шепчет ему вслед заботливый Добрый Доктор, - на улице мороз!
       -Всем - прятаться, - шепчет Медведь.
       Оба зайца, Медведь, Креветка и даже солидный Добрый Доктор забираются под диван.
       Из кукушкиного домика слышится двенадцать "ку-ку". Но мы-то с вами понимаем, что на самом деле двенадцати ещё нет, потому что стрелки часов Кукушка передвинула на полчаса вперед!
       И тут в дверях гостиной появляется чёрная фигура в плаще с капюшоном и с большим чёрным мешком за плечами!
       -И вправду острая голова, - шепчет удивлённо Медведь.
       Добрый Доктор легонько толкает его - тише! А у зайчат, как и в новогоднюю ночь, отчаянно колотятся сердчишки: всё-таки им страшно, очень даже страшно.
       -Топ-топ-топ, - фигура с острой головой приближается к форточке.
       -Кар-р-р! - вороньим голосом кричит Попугай. - Ну, принёс, что обещал?
       -Принёс, принёс, - отвечает Остроголовый. - Только рассчитываться будем не по-твоему, а не по-моему: за одну снежинку - не одну, а две конфеты, потому что, оказывается, эти снежинки лечебные, бодрость дают. Ну, будем считать?
       Попугай утвердительно каркает:
       -Кар-р! Давай считать! Показывай, сколько там у тебя?
       Остроголовый высыпает из своего чёрного мешка прямо на пол целую гору снежинок, мерцающих нежным голубым светом. В комнате становится светло.
       -Давай, давай посчитаем. И посмотрим, кто это раздаёт общее добро, - громко и неторопливо басит Медведь.
       Игрушки храбро приближаются к чёрной фигуре.
       -Не подходить! У меня оружие! - из-под плаща высовывается длинная шпага и пистолет с двумя дулами. - Стрелять буду! Колоть буду!
       Игрушки останавливаются.
       Но тут с криком "кар-р!" Попугай камнем падает с форточки вниз, на острую голову незнакомца, и тут же взмывает к потолку, держа в клюве чёрный плащ с капюшоном! Острая голова становится обычной, круглой, и всё видят... кого бы вы думали? Ваша догадка оказалась правильной? Ну конечно, Барсука! Да, это был он под чёрным плащом!
       Попугай бросает злополучный чёрный плащ на горку голубых снежинок и тщательно укутывает их, чтобы не пробился ни один лучик, и для верности усаживается сверху. В комнате стало темно, так темно, что ничего, ну ничегошеньки не видно!
       Какое-то время все остаются в замешательстве. Первым приходит в себя Барсук. Он мечется по комнате: куда бы сбежать или хотя бы спрятаться? Тут он натыкается на пустой мешок, в котором сам же принёс снежинки и который теперь бесформенной кучей валяется у окна.
       В панике - скорее, скорее, вдруг его не узнали, вдруг он каким-то чудом улизнёт, - Барсук забирается в мешок и затягивает изнутри верёвочку. Почему-то он решил, что таким образом можно спрятаться.
       И тут сверху, с перекладины раскрытой форточки, опять раздается громкое воронье "кар-р!". А из соседней квартиры доносятся едва слышимые сигналы радиоприёмника, которые означают, что пробило двенадцать часов. Это наступила настоящая полночь и прилетела та самая страшная птица! А про неё, в пылу спасения снежинок и разоблачения вора-Барсука, все как-то подзабыли!
       -Кар-р! - кричит птица, восседая на перекладине форточки, как на троне, и оглядывая комнату круглыми хищными глазами.
       Увидев на полу свой черный мешок, тот самый, который она передавала Остроголовому для сбора волшебных снежинок месяц назад, птица ещё раз каркнула, молниеносно слетела вниз, схватила мешок - и была такова! Исчезла вместе с мешком! Даже забыла или не захотела рассчитаться за снежинки конфетами, как обещала!
       Мы-то с вами знаем, что, или, точнее, кто именно находился в мешке, но птица решила, что там снежинки!
       Никто и рта не успел раскрыть, так быстро всё случилось! Эта картина так и отпечаталась в памяти игрушек, и долгое-долгое время спустя им вспоминалось и вспоминалось, как по тёмному ночному небу чёрной тенью бесшумно скользит чёрная птица, держа в когтях огромный, отчаянно дергающийся чёрный мешок!
       -Да... иногда и Барсуки летают, - задумчиво сказал Медведь. - Ну что ж, зато снежинки остались у нас. Мы их, можно сказать, спасли.
       -Вы заметили, что никаких конфет в обмен на снежинки эта птица не оставила? - спросил Добрый Доктор. - А ведь она решила, что в мешке снежинки, потому и унесла его! Представляю сцену, когда она откроет мешок, а там вместо снежинок - Барсук... Можно сказать, обманщики сами себя наказали...
       Попугай сдёрнул чёрный плащ с кучи снежинок, на которой он восседал. По комнате опять разлился нежный голубоватый свет. Игрушки собрались вокруг своих драгоценных сокровищ, трогали их, любовались затейливыми неповторяющимися узорами. Теперь уже в комнате оказались и Мишутка со Щенком, и все шесть Матрешек.
       -А помните, Дед Мороз сказал, что снежинки - это подарок для всех-всех? Может быть, не будем их прятать, а, наоборот, разбросаем по всей квартире, чтобы они всем-всем и достались! - предложил заяц Первый.
       -Ой, и я то же самое хотел сказать, - удивился заяц Второй, - только ты, Первый, успел сказать это первым.
       И заяц Первый, и заяц Второй, конечно же, чувствовали себя настоящими героями. Впрочем, героями чувствовали себя в этот момент абсолютно все, даже Матрешки, которым никакого задания по спасению снежинок не досталось. И даже Щенок, тем более что наконец он освободился от жадного и несправедливого Барсука.
       -А ещё лучше, - предложил Медведь, - разбросать снежинки не только по всей квартире, но и по всему городу, по всей земле. Вот тогда утренняя бодрость действительно попадёт ко всем-всем! Может, именно это и имел в виду Дед Мороз?
       -И к Барсуку пусть попадёт, и к Вороне? - засомневались зайцы.
       -А давайте отпустим снежинки, но с условием: пусть дают бодрость только тем, кто добрый, - сказал Добрый Доктор. - Они ведь волшебные, это я вам как учёный говорю!
       И тут снежинки утренней бодрости засияли еще ярче. Может быть, это означало, что такое условие им нравится, и что они могут его выполнить?
       Медведь широко распахнул окно, а игрушки стали подносить и выпускать в студёное тёмное небо свои драгоценные снежинки, ради спасения которых им пришлось столько пережить, столько трудов приложить, столько страху натерпеться.
       Каждый из них при этом что-то приговаривал, и, если бы кто-нибудь посторонний человек вздумал эти бормотания записать, то получилось бы что-то вроде вот таких не очень складных, но очень и очень искренних фраз:
       -Ты лети, ты разлетайся,
       Утренняя бодрость!
       -По всему городу разлетайся,
       По всей земле,
       По всему огромному-огромному миру!
       -Отыщи всех-всех, кто добрый,
       И подари им силы и здоровье!
       -Утренняя бодрость,
       Ты нужна нашим мальчикам,
       И старшему, и младшему!
       -И их маме и папе,
       И их бабушкам и дедушкам!
       -И всем их друзьям,
       И друзьям этих друзей!
       И так далее, и так далее,
       И так далее до бесконечности!
       -Но только тем, которые добрые.
       -И, конечно же, ты нужна их игрушкам,
       И тоже только тем, которые добрые!
       -А это значит, что и нам тоже,
       Потому что мы добрые!
       -Утренняя бодрость,
       Разлетайся по всей земле
       И возвращайся опять к нам!
       -И так снова и снова,
       И еще раз снова и снова,
       До самой-самой бесконечности...
      
       Снежинки стремительно разлетались: и вверх, и вниз, и вправо, и влево, и во все-все стороны, раскрываясь в воздухе, как прекрасные яркие цветы, и тёмное небо за окном становилась светлее и светлее.
       А игрушки, заворожённые красотой и необычностью происходящего, всё носили и носили сверкающие звёздочки из огромной, казалось, нескончаемой горки на полу, пока, наконец, не была выпущена самая последняя, самая маленькая снежинка. В комнате сразу стало темно, совсем темно. И тогда все снова заволновались:
       -Может, напрасно мы выпустили все снежинки? Что же мы натворили?
       Но тут комната снова осветилась, и это был новый, мягкий и добрый свет, который успел обежать всю нашу круглую планету, которая называется Земля, и вернуться в комнату из окна. Теперь он был буквально разлит повсюду: и в комнатах, и на улице, и на небе.
       ...Наутро все в доме проснулись ровно за одну минуту до того, как прозвенел будильник. Кстати, тот, кто помнит о том, что стрелки на часах были переведены на полчаса вперёд, напрасно беспокоится: все часы по приказу Кукушки опять показывали правильное время.
       И хотя ещё было рано, спать совсем не хотелось - напротив, всех просто переполняла утренняя бодрость. Румяные мальчики тут же стали делать зарядку. А весёлые, оживленные мама и папа принялись дружно готовить завтрак.
       -Ну, мы пошли! - мальчики, как обычно, перед уходом заглянули в Уголок игрушек. - До вечера!
       Игрушки сидели тихо, будто спали, и только зайчонок Первый слегка подпрыгнул, или это только показалось?

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Адамьянц Тамара Завеновна (tamara-adamiants@yandex.ru)
  • Обновлено: 01/01/2022. 137k. Статистика.
  • Статья: Сказки
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.