Агулянский Леон
Гнездо воробья

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Агулянский Леон (leonagulansky@gmail.com)
  • Размещен: 14/06/2019, изменен: 14/06/2019. 67k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  • Пьесы
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Драма. История переселения душ. Она убегает от серой действительности в образ Эдит Пиаф и чувствует себя там прекрасно. Он - циничный психиатр, Ее оппонент, пытается вытащить героиню из илюзорного мира. Вскоре понимает, что тот, Ее мир, ярче, теплее, справедливее и никто не в праве посягать на него. Воображение переносит героев в Париж, Америку, самолет, в котором летит Марсель Сердан. В спектакле предполагается звучание песен Эдит Пиаф фонограмма или вживую. Действующие лица: 1 мужчина, 1 женщина, возраст значения не имеет. Пьеса переведена на английский, немецкий, иврит. Поставлена в 5 театрах 3 стран.

  •   Леон Агулянский
      ГНЕЗДО ВОРОБЬЯ
      История переселения душ
      Драма для двух актеров
      
      Copyrights љ by Leon Agulansky 2009
      
       Действующие лица:
       Он - врач-психиатр; возраст - около 50 лет.
       Она - пациентка психиатрического отделения; возраст - около 45 лет.
      
       На сцене стол и два стула. На заднем плане диван. Рядом - гримерное зеркало со всеми принадлежностями. Это одновременно кабинет врача и артистическая гримерка.
      
      Сцена 1
      
       О н (подходит к краю сцены, обращается к залу). Молчите. Решили посмотреть нашу трагедию. Думаете, станет легче, увидев, что кому-то хуже, чем вам? Нет. Не сегодня. Мне... жаль вас. Правда, жаль. Вернетесь домой. Ужин, телевизор, душ и - спать. Нет, забыл. Собаку вывести. Для нее это - счастье. Завтра все сначала: (говорит быстро) душ, кофе, сигарета, метро, толкотня, эскалатор, дотянуть до конца рабочего дня, снова метро, толкотня, эскалатор, вывести собаку, котлета, макароны, сериальчик, душ, все. Это все? Конечно, нет. Есть мечты о счастье.
      
       Входит Она. Низкого роста. Волосы темные. Внешность напоминает Эдит Пиаф. Запястья забинтованы. Садится на диван.
      
       О н а. Ты с ума сошел! Какое счастье?! Публика сейчас разойдется. Еще деньги за билеты потребуют.
       О н. Они не уйдут, не услышав тебя.
       О н а. Давай спою, пока ты всех не распугал. Спеть?
       О н (публике). Вы счастливы? Да? Неправильный ответ. Счастливым может быть только псих.
       О н а (подходя к краю сцены). С душевнобольного меньше спросу. (Обращается к залу.) Оставайтесь. (Указывая на него.) Он не буйный.
       О н. Псих - не псих, это мы решаем. Между нормой и психозом граница нечеткая. По-моему, ее вообще нет.
      
       Он и она садятся за стол друг против друга.
      
       О н. Я - ваш лечащий врач. Меня зовут...
       О н а. Не трудитесь. Все равно не запомню. Можно называть вас просто "доктор"?
       О н. Слово "доктор" забыть не боитесь?
       О н а. Забывать иногда полезно. Жаль только, что нужно помнить забываем, а что хотим забыть, никак не стирается из памяти.
       Он. Прошлое стереть невозможно.
       Она. Конечно. Как можно стереть то, чего нет, что уже прошло.
       Он. Но в памяти прошлое становится настоящим.
       Она. Браво! Браво, доктор! Оно может больно ранить, даже убить.
       О н. Послушайте. Я не намерен проводить с вами философскую дискуссию. Давайте-ка, я буду спрашивать, вы - отвечать. Идет?
       О н а. Спрашивайте.
       О н. Живете одна?
       О н а. Что вы имеете в виду?
       О н (с легким раздражением). Я задал очень простой вопрос.
       О н а. У вас достаточно времени выслушать ответ?
       О н. Рабочий день кончается в три.
       О н а. Если человек не в коме, он не может быть один. С ним его мечты, думы, воспоминания. Можно быть здесь и далеко отсюда. В мечтах я могу переспать с вами и рассказать об этом вашей жене. Убить начальника авторучкой в глаз и не "сесть". Спасти любимого и больше с ним не расставаться. Эмоции всегда связаны с другими...
       О н. Эти "другие" внутри. Мой вопрос о тех, кто снаружи.
       О н а. Спешу домой, бегу из него. Бегу от людей, а без них одиноко.
       О н. Работаете?
       О н а (цитирует). "Я не люблю одиночества, ужасного одиночества, которое сжимает вас в объятиях на заре и с наступлением ночи".
       О н. Сосредоточьтесь.
       О н а. Я опоздаю на обед.
       О н. Боитесь, что остынет?
       О н а. Пища здесь ужасная при любой температуре.
       О н. Вы пытались покончить с собой. Почему?
       О н а. Покончит с собой? Мое тело мне не принадлежит (Пауза.)
       О н. Неужели?! Вас пытались убить?
       О н а. Ерунда какая-то.
       О н. Крови много потеряли.
       О н а. Да. Я много потеряла.
       О н. Вам перелили две порции крови.
       О н а. Мы с мужем попали в аварию. Я порезалась осколками лобового стекла.
       О н. Невозможно порезаться осколками лобового стекла! Оно рассыпается в крошку.
       О н а. Точно, как моя жизнь.
       О н. Вас нашли в ванной с перерезанными венами! Вовремя, к счастью.
       О н а. К счастью? Что вы знаете о счастье? Скажите мне, что это, счастье?! Молчите. А, понимаю! Такого диагноза в перечне нет. (Подходит к краю сцены, обращается к залу.) А вы... вы знаете, что такое счастье. (Говорит кривляясь.) Счастье! Кто-нибудь здесь может ответить, что такое счастье?! А... молчите... молчите. Не знаете. Правильно и я не знаю. И вы (указывает пальцем на Него.) не знаете!
       Он. Ну, хватит!
       Она. Да, да! Не знаете! И не пытайтесь казаться умнее, чем вы есть! (Протягивает руки к залу.) Объясните мне, как это... Как это может быть: все хотят счастья, но никто не знает что это такое!
       О н. Давайте продолжим.
       О н а. Давайте!
       О н. Кем работаете?
       О н а. Я... работаю. И вы (указывает в зал) работаете. Мы все работаем! Для чего? Для кайфа? Чтобы не умереть с голоду или не сойти с ума?! (Тихо). А может, мы зарабатываем себе на счастье? Устаем, чтобы потом отдохнуть. Копим на лекарства? Тянем до пенсии, чтобы начать жить?! (Пауза.) Отпустите меня в палату. На сегодня хватит.
       О н. Нужно оформить историю болезни.
       О н а. Хотите откупорить бутылку, а штопора не имеете.
       О н. Шампанское можно открыть без штопора.
       О н а. В день моей выписки - непременно. (После короткой паузы.) Зачем меня упекли сюда?
       О н. Вы согласились.
       О н а. Слишком настойчиво предлагали.
       О н. Уже хотите выписаться?
       О н а. У меня завтра выступление в "Олимпии". Контракт, знаете ли. Устроить вам пару билетов?
       О н. Что вы думаете о вашем психическом состоянии?
       О н а. Оно не мое...
       О н. Это не важно, чье. Как вы сами его оцениваете?
       О н а. Нет штопора. Не выйдет! Сегодня посмотрите на этикетку и аккуратно бутылку - на место.
       О н. Хронические заболевания?
       О н а. Прободение язвы желудка. Это случилось на одном из выступлений в Америке. Там же сделали операцию. Теперь падаю в обморок от каждого съеденного пирожного.
       О н (кивнув, записывает). Демпинг-синдром.
       О н а. Осложнения красивыми именами называете.
       О н. Что еще?
       О н а. Еще бронхоэктазия и ревматизм. Рев-ма-ти-зм. Умерла... от печеночной недостаточности 10 октября 1963 года.
       О н. Примите мои соболезнования.
       О н а (оглядев его с головы до ног). Это вы примите мои. (Указывая на дверь.) Вы позволите?
       О н. До завтра.
      
       Она собирается выйти, но задерживается около гримерного зеркала, смотрится в него.
      
       О н (подходит к краю сцены, обращается к залу). Так она ворвалась в мою жизнь и поделила ее на "до" и "после".
      
      
      Сцена 2
      
       Он и Она сидят у стола.
      
       О н (пожав плечами). Отказываетесь принимать лекарства. Что делать с вами прикажете?
       О н а. Кто решил, что я больна, и меня нужно лечить?!
       О н. Нам дано право решать.
       О н а. Я опасна для окружающих?
       О н. Для себя.
       О н а. Вот! И не лезьте в мою душу! Иду своей дорогой, (кричит, указывая в зал) а вы меня в стадо, в загон!
       О н. У вас были две попытки самоубийства.
       О н а. Плохо считаете.
       О н. Что будет, если очередная окажется удачной?
       О н а (возмущенно). Ой! Ну какой же вы!.. Если очередная удастся, ничего уже не будет! Ни-че-го...
       О н. Ничего для вас. Но все продолжится без вас. Может, не стоит торопиться?
       О н а (подходит к краю сцены). Глупости. Я уже похоронена на кладбище Пер-Лашез в Париже.
       О н. Мне показалось, вы беседуете здесь со мной.
       О н а (тихо). Я - гнездо, в котором поселился воробей. (Кричит.) И мне плевать на то, что вы об этом думаете! Это моя жизнь. Моя! И я в праве прожить ее как считаю нужным!
       О н. С огнем играете.
       О н а (успокоившись). В конце концов, "Надо же с чем-то играть".
       О н. Раздражены. Я не зря прописал вам лекарства.
       О н а (возвращается к столу). Лекарства, лекарства, лекарства! Кто дал вам право?! Кто?! (Возбужденно расхаживает по комнате.) Катя из нашей палаты - энергичная, счастливая, уверенная... Пела, читала стихи, вальсом кружила по палате, смеялась! Всего за два дня уколы превратили ее в дегенератку, шаркающую по палате с отвисшей губой и пустыми глазами! (Пауза.)
       О н. Не лезьте в чужую историю... болезни.
       О н а. А вы не лезьте в мою!
       О н. Как не лезть, если я сам ее пишу?
       О н а. Прежде научитесь слышать и понимать!
       О н. Работаем, как умеем.
       О н а. Запихиваете людей в рамки, силой?
       О н. Рамки необходимы.
       О н а. Решетки на окнах?
       О н. Люди рождаются жестокими, завистливыми и жадными тварями.
       О н а. Это вы о себе?
       О н. Низменные инстинкты преобладают над духовностью. Большинство не совершает преступление только из-за страха наказания.
       О н а. Я за что наказана?!
       О н. Никто вас...
       О н а. Я пела, не воровала. Однажды в Чикаго подарила норковую шубку проститутке, зашедшей в бар.
       О н. Рамки необходимы.
       Н н а. А как же свобода, моя, ваша?
       О н. Моя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека.
       О н а. От меня вы чего хотите? Чтобы я забыла свои песни, перестала страдать, мучаться, любить? (Тихо.) Мне не нужно воровать, убивать и насиловать. Хочу жить своей жизнью и умереть своей смертью. (Кричит.) Почему меня лишают такого права?!
       О н. Выбрали чужую жизнь.
       О н а. Насильно возвращаете меня в свою?.. Тесная квартира, пьяные крики за стеной, серая толпа в метро, начальник - похотливая сволочь, и коррекция идиотских текстов с восьми до пяти. (Пауза.) За что? (Пауза.) Вы разочарованы в людях. Жаль. Они такими рождаются. Нет. (Раздраженно.) Их рожают, не спросив их согласия! (Тихо.) Не вините их. Пусть белый халат не помешает вам понять... меня. Непонимание повсюду, даже в семье. Всю жизнь укрывались одним одеялом, а друг друга так и не поняли. Только на моих концертах (указывает в зал) тысячи глаз горят одинаково. Люди одинаково плачут, одинаково смеются, одинаково молчат.
       О н. Я рад, что раскрылись передо мной. Но, извините, время... Время кончилось. Продолжим в другой раз.
       О н а. Другого раза может не быть. Однажды пригласили выступить в лагере французских военнопленных в Германии. Поехала. Стояла в кузове грузовика. Пела. Узники, охранники и администрация стали зрителями - вместе слушали, вместе подпевали, вместе аплодировали и кричали "браво!" Потом фотографировалась с узниками. И что вы думаете произошло дальше?
       О н. Это известный факт. Почти все, кто попали в кадр, бежали из лагеря. Снимки пригодились для фальшивых документов.
       О н а. Правильно. Меня использовали. И почему вы - нет?
       О н. Извините, мне надо идти.
       О н а. Как скажете! У-хо-жу (Выходит.)
       О н (про себя). Десятого октября шестьдесят третьего... Пер Ла Шез. Красиво!
      
       Звонит телефон на столе.
      
       О н (снимает трубку, возмущенно). Алло? Да... Верно... Да... Я отменил... Не вижу необходимости загружать ее седативными препаратами... Я помню, что вы заведующий отделением... Прошу таким тоном со мной не!.. Никто вам не давал... Слушайте, в таком тоне я разговаривать не намерен!.. Так-то лучше... Я лечащий врач и несу ответственность за... Именно. Если что-то случится, вы первый напомните мне об этом. Я вас не боюсь! И вы об этом знаете... Да. Именно так! Всего доброго! (бросает телефонную трубку, расхаживает по сцене, про себя.) Пер Ла Шез, Пер Ла Шез, Париж... Красиво... (Подходит к телефону, снимает трубку, набирает номер. Примирительным тоном.) Алло? Я. Да... Я... Извините за тон. Не думаю, что ее надо загружать вот прямо сейчас. Она не совсем закрыта. Есть ниточка. Можно потянуть и размотать клубок... Есть что-то в ее истории... Знаю... Конечно учту... Не сомневайтесь... Серьезно?!. Вот как! Не знал. Непременно запишу. Но дайте еще пару дней разобраться... Конечно... Спасибо. Всего хорошего. Да. И извините, ладно? Пока! (Кладет телефонную трубку. Про себя.) Пер Ла Шез (пытается произнести с французским прононсом.) Пер Ла Шез. Красиво!
      
      Сцена 3
      
       Слышен гром и шум дождя. Он подходит к столу, поднимает телефонную трубку, набирает номер.
      
       О н. Алло? Да!.. В кабинете, где!.. Да. Только что. Не стыдно вам: ночью, да еще в такую погоду?! Экстренный случай?! Экстренные случаи в хирургии, а здесь психиатрия. Забыли?.. Ну и что, что просил?! Теперь каждую минуту будете меня дергать к ней?! Ладно. Не важно. Давайте ее ко мне. Только не говорите, что уснула и не добудиться! (Присаживается к столу, закуривает.)
      
       Входит Она.
      
       О н а (раздраженно). Послушайте, как вас там?!
       О н. Просто доктор. Забыли?
       О н а. В палату я не вернусь. Там не темно, черно! Неужели не понимаете, не могу я находиться в абсолютной темноте! Может, вам по-французски объяснить?
       О н. Учил, но не владею.
       О н а (повысив голос). О, Мон Дье! Как можно владеть французским?! Это он владеет нами!
       О н. Я не в счет.
       О н а. Потому, что мои песни не слушаете.
       О н. Знаю почти все наизусть.
       О н а. Должна признаться: была о вас худшего мнения. Непонимание изображаете?
       О н. По долгу службы.
       О н а. Не понять мои песни нельзя. В переводе они не нуждаются.
       О н (цинично). Они как открытая рана.
       О н а. Браво, браво, браво! Отвергли меня, но еще немного - признаюсь вам в любви.
       О н. Для этого меня вызвали в три часа ночи?
       О н а. Я не вернусь в палату! Не могу больше. Алкоголичка, что у двери, выключает свет. Вы же знаете, что(!) для меня темнота и ночь.
       О н (с раздражением). Знаю, знаю. (Расхаживая по комнате. С издевкой.) Вы воспитывались в Парижском борделе, и в возрасте четырех лет ослепли из-за воспаления радужки. (Цитирует.) "В период этого исследования мира вслепую и родилась исключительная чувствительность Пиаф. Ей всегда было необходимо коснуться вещи или человека, чтобы определить их для себя и дать им название". (Разведя руками.) Знаю. Читал... и не раз...
       О н а. Ослепла. Не хотела видеть все, что там происходит.
       О н. Чушь! Вы были ребенком и не знали, что порок, а что благодетель!
       О н а. Я и теперь не знаю.
       О н. Эта история не имеет к вам никакого отношения.
       О н а. "Предпочла бы читать о ней, а не участвовать в ней". (Берет историю болезни со стола.) Это - моя история. Если не понимаете, постарайтесь хотя бы поверить.
       О н. Понять - моя обязанность, поверить, извините, - нет.
       О н а. Понимать - не обязанность, а Божий дар. (Повысив голос.) Извольте ценить и уважать его!
       О н. Вам надо успокоиться.
       О н а. Даже если уколите, не поможет. (Подходит, хватает его руку в свои ладони.) Позвольте мне остаться здесь, с вами!
       О н. Я не завожу романов с пациентками.
       О н а. Ах, да! Еще не забыли, что вы доктор. (Садится на стул перед гримерным зеркалом, смотрится в него. Цитирует). " Мне просто необходимо каждый раз умирать от любви. Если же этого не происходит, я вообще забываю, что еще живу".
       О н. Память тренируете?
       О н а. Да, были мужчины, отвергшие мою любовь. Лепле не интересовался женщинами, Беко хотел остаться только другом. Шарль Азнавур решил добиться успеха, минуя мою постель. (Пожав плечами.) Добился... Кстати, его настоящая фамилия Азнавурян. Знали? Шарль вбил себе в голову, что должен петь на эстраде. Ему говорили: нельзя с такими голосовыми связками, нельзя-а-а. Упрямый мальчишка! (Глядя в потолок, напевает первые строки песни "Une Vie d'Amour".) Почему вы... отвергаете меня? У вас приятный голос. Могли бы выступать вместе.
       О н. Послушайте!
       О н а (вскакивает со стула). Нет, это вы послушайте! Впрочем, если не желаете, можете не слушать. (Цитирует.) "Я пою не для всех. Я пою для каждого!"
       О н. Отдельных палат у нас нет.
       О н а. Это хорошо.
       О н. Пойдемте!
       О н а. Мой выход? (Подходит к гримерному зеркалу, поправляет прическу.) Прощайте. Мне пора на сцену! (Преображается.)
      
       Подходит к краю сцены в круг прожектора. Поет. (Вместо исполнения песни, она может танцевать под фонограмму).
      
      JE T'AI DANS LA PEAU
      Paroles: Jacques Pills, musique: Gilbert Bécaud, enr. 28 juin 1952
      
      Toi...
      Toujours toi...
      Rien que toi...
      Partout toi...
      Toi... toi... toi...
      Toi...
      
      Je t'ai dans la peau
      Y a rien à faire
      Obstinément, tu es là
      J'ai beau chercher à m'en défaire
      Tu es toujours près de moi
      Je t'ai dans la peau
      Y a rien à faire
      Tu es partout sur mon corps
      J'ai froid, j'ai chaud
      Je sens la fièvre sur ma peau
      
      Après tout je m'en fous de ce qu'on peut penser
      Je ne peux pas m'empêcher de crier
      Tu es tout pour moi, je suis intoxiquée
      Et je t'aime, je t'aime à en crever
      
      Je t'ai dans la peau
      Y a rien à faire
      Obstinément, tu es là
      J'ai beau chercher à m'en défaire
      Tu es toujours près de moi
      Je t'ai dans la peau
      Y a rien à faire
      Tu es partout sur mon corps
      J'ai froid, j'ai chaud
      Je sens tes lèvres sur ma peau
      Y a rien à faire, je t'ai dans la peau...
      
       Она кланяется, смотрит на него.
      
       О н а. Вы еще здесь? Что-то забыли? Сейчас завалятся наши "милые паразиты" с цветами... (Заглядывает ему в лицо.) Какие усталые глаза. Собирайтесь. У нас мало времени.
       О н. Гораздо больше, чем вы думаете.
       О н а. Глупо измерять то, что нам не принадлежит. Поедемте с нами! Мои обжоры наверняка арендовали зал в ресторане на Сен-Жермен или на бульваре Капуцинов.
       О н. Кухня на замке. Могу предложить стакан чаю.
       О н а (оглядываясь). Ну, где же они?! Не могут гримерку отыскать? Идемте!
       О н. Вы похудели.
       О н а. Обо мне говорят: "женщина-ребенок", а когда умру, назовут "сломанной марионеткой". Тело слишком мало для такой большой души.
       О н. Отказ от еды - признак депрессии.
       О н а. У вас умные глаза. А говорите глупости. (С ударением.) Какая может быть связь между куском колбасы, брошенным в желудок, и такими понятиями, как мечты, любовь, успех, страх! (После короткой паузы.) Что насчет алкоголички в нашей палате? Переведете по-хорошему или опять вены резать?
       О н. Все равно нечем.
       О н а. Правильно, нечем. Ну, тогда прыгну в окно!
       О н. Холодно на улице.
       О н а. Осень. Как насчет другой палаты?
       О н. Темно? Душевного света недостаточно?
       О н а (Указывая пальцем на его голову). Мрак слишком густой.
       О н. Ночью положено спать.
       О н а (кричит). Не смейте разговаривать со мной, как с ребенком!
       О н (резко). А вы не разыгрывайте из себя маленькую девочку!
       О н а (тихо). Женщину. Маленькую женщину.
       О н. И не кричите на меня. Мы еще не женаты!
      
       Пытается коснуться его лица, он хочет обнять ее, борется со страстью, отталкивает ее руки.
      
       О н а (успокоившись). Вам самому надо лечится...
       О н. Знаю.
       О н а. Все. Пора баиньки. Одна. И так всегда... Зря... Зря побеспокоила вас.
       О н. Золотые слова.
       О н а. Вы женаты?
       О н. Какая разница?
       О н а. Смешно (пауза.) Переведите меня.
       О н. Утром.
       О н а. Надеюсь, мы договорились. Пойду. (Выходит.)
      
      
      
      
      Сцена 4
      
       Он подходит к краю сцены. Обращается к залу.
      
       О н. Пригласила на концерт... затем в парижский ресторан... (После небольшой паузы.) От ее прононса, от этого р-р-р-р - дрожь по всему телу и мурашки по коже. Как много понимаешь на чужом языке, совершенно им не владея. И, бывает, - ничего на своем. (Подходит к дивану, садится.) Может, не умеем слушать?
      
       О н а. Иду. Уже иду.
       О н. Она идет.
      
       Освещение меняется, создавая иллюзию наваждения. Входит Она в вечернем платье.
      
       О н а. А вот и я!
       О н. Где мы?
       О н а. (Вспоминая.) Война только закончилась. Попросили спеть для американских солдат. Мой импресарио отговаривал...
       О н (вспоминая и кивая). Им нужна сексбомба с большими сиськами, а ты - заморыш с грустными глазами.
       О н а (возмущенно осматривая его с головы до ног). Ой-ой-ой-ой-ой!
       О н. И вообще, что они поймут по-французски?
       О н а (выходит на край сцены Сцена из наструганных досок. А внизу, на холодном асфальте - целая дивизия.
       О н. Нельзя было петь на холодном ветру. Но тебя же уговаривать бесполезно. Видишь сцену, и - как невеста под венец (берет ее за руку, ведет к дивану. Она дрожит от холода, будто промокла.) Простудилась.
       О н а. Простудилась... Не понимая ни единого слова, они плакали. Потом устроили овацию... Полчаса не давали сойти со сцены.
       О н. Простудилась. Что с тобой делать сейчас?!
       О н а. Да, простудилась... Вы говорите, прошлого нет. (Резко встает с дивана.) Но эти слезы и эти глаза остались со мной навсегда. (Подходит к раю сцены в круг прожектора.) Целое море людей. От их дыхания холодный ветер стал теплее. Я обняла их вот так (протягивает руки к залу) и продолжала петь.
      
       Поет или обращается к залу под фонограмму.
      
      MON LÉGIONNAIRE
      Paroles: R. Asso, musique: M. Monnot, 1936
      
      Il avait de grands yeux très clairs
      Où parfois passaient des éclairs
      Comme au ciel passent des orages.
      Il était plein de tatouages
      Que j'ai jamais très bien compris,
      Son cou portait: "pas vu, pas pris"
      Sur son coeur on lisait: "personne"
      Sur son bras droit un mot: "raisonne".
      
      Je sais pas son nom, je ne sais rien de lui
      Il m'a aimée toute la nuit
      Mon légionnaire!
      Et me laissant à mon destin
      Il est parti dans le matin
      Plein de lumière!
      Il était mince il était beau,
      Il sentait bon le sable chaud
      Mon légionnaire!
      Y'avait du soleil sur son front
      Qui mettait dans ses cheveux blonds
      De la lumière!
      
      Bonheur perdu, bonheur enfui,
      Toujours je pense à cette nuit,
      Et l'envie de sa peau me ronge.
      Parfois je pleure et puis je songe
      Que lorsqu'il était sur mon coeur,
      J'aurais dû crier mon bonheur...
      Mais je n'ai rien osé lui dire.
      J'avais peur de le voir sourire!
      
      On l'a trouvé dans le désert,
      Il avait ses beaux yeux ouverts,
      Dans le ciel passaient des nuages.
      Il a montré ses tatouages
      En souriant et il a dit,
      Montrant son cou: "pas vu, pas pris"
      Montrant son coeur: "ici personne"
      Il ne savait pas... Je lui pardonne.
      
      Je rêvais pourtant que le destin
      Me ramènerait un beau matin
      Mon légionnaire!
      Qu'on s'en irait loin tous les deux
      Dans quelque pays merveilleux
      Plein de lumière!
      Il était mince il était beau,
      On l'a mis sous le sable chaud
      Mon légionnaire!
      Y'avait du soleil sur son front
      Qui mettait dans ses cheveux blonds
      De la lumière
      
       О н а (кланяется). Спасибо! Большое спасибо! (Гаснет свет.)
      
      
      
      
      Сцена 5
      
       Он и Она в кабинете врача
      
       О н. Мы знакомы уже давно, а мне не удается выяснить, с чего началось ваше... заболевание.
       О н а. В беседе с психиатром нужно взвешивать каждое слово. Иначе... Как это: "Язык мой - враг мой".
       О н. Попробуем вместе добраться до точки, с которой началось заболевание.
       О н а. Я не больна.
       О н. Не больны. Мы зря держим вас здесь.
       О н а. Точно!
       О н. Знаете, я тоже люблю Эдит Пиаф. Несомненно, это великая певица.
       О н а. Так что вы хотите от меня?
       О н. Вам нравится воображать из себя Эдит Пиаф. Верно?
       О н а. Что за чушь?!
       О н. Чушь?!
       О н а. Уи, мсье!
       О н. Вы здоровы.
       О н а. Я уже говорила.
       О н. Играете раздвоение личности. Хорошо играете! Какая актриса! Но почему? Зачем? О! Я скажу вам, зачем! (Говорит с возрастающим тоном.) Вы одиноки. Да, да! Одиноки! Никто вас не любит, никто вас не хочет... Может начальник хочет. Но хочет не так как бы вы хотели, чтобы он хотел!
       О н а. Это слишком сложно.
       О н. Он хочет вас просто как еще одну! Но вам это не подходит. Вам нужно внимание! Это желание сильнее жажды и голода
       О н а (на гране истерики). Вы... Вы жестоки! Как вы можете! Вы! Еще называете себя врачом!
       О н (кричит). Но вы же не больны. Не так ли?
       О н а. Нет. Нет! Нет!
       О н. Внимание необходимо как воздух. Но как получить его... (бьет кулаком по столу.) Выбираете образ Эдит Пиаф. Чувствительная особа, сумасшедшая девчонка, поднялась с грязных улочек на вершину славы.
       О н а (сквозь рыдание). Я прошу вас, прекратите!
       О н. Внушили себе, что вы не вы. Прекрасно! Сидите дома. Пойте: "Я-Пиаф, Я-Пиаф, тра та-та, Ла-ла-ла! (Пританцовывет, кривляясь.) Так, ведь, нет! (Кричит.) Вы вскрываете себе вены! Почему? О! Это же так просто! Вам нужна публика, (указывает в зал.) зрители! (Подходит к краю сцены, обращается к залу.) Вскрыть вены (показывает на себе) это эффектно, кр-р-расиво, кр-р-расочно, др-р-раматично, тр-р-рагично! Вот она я! Посмотрите! Заметьте! Я не просто еще одна. Я полна смысла! Полюбите меня! Сейчас, сейчас же, немедленно! Спасайте меня. Бинтуйте мне руки, ужасаясь и пачкаясь в крови!
       О н а (рыдая). Все! Хватит! Я хочу уйти!
       О н. Уйти?! Я каждый день получаю по голове от завотделением. Я единственный в мире, кто хочет тебе помочь! А ты плюешь мне... (замахивается на нее.) плюешь мне в глаза!
       О н а (продолжая рыдать). Вы не можете так... Я буду жаловаться!
       О н. Вы правы. Я не могу! Не могу больше терпеть особ, требующих любви силой!.. Силой! (Вдруг понимает.) Силой? (Тихо.) Силой. (Пауза.) Это случилось, когда ты была маленькой. Мамы не было дома. Папа выпил больше обычного. Начал играть с тобой. Обнимал и целовал... Сначала тебе нравилось. Потом было странно.. Потом страшно. Потом ужас сковал все тело. И тогда это случилось. (Пауза.)
      
       Она тихо плачет, закрыв лицо руками.
      
       О н (более спокойным тоном). Ты рассказала матери... Она плакала. Просила: никому и никогда... Умоляла... Ты молчала. Пыталась забыть. Но с того дня родители начали бояться тебя. Ты стала им чужой: "Она в семье своей родной вдруг стала девочкой чужой". (После короткой паузы.) Ну, как? Все верно? Или почти?..
       О н а (успокоившись, чуть пожимает плечами. По жесту ясно, что Он угадал или почти). Я оказалась в Экспериментальной школе с углубленным изучением французского. Тогда испытывали разные методики обучения. Появились лингафонные кабинеты. Наушники и пульты с кнопками... Мы, дети, думали - игра, оказалось - тяжелый труд. (Пауза.) Однажды учительница заявила: "Сегодня необычный урок - слушаем песни знаменитой французской певицы Эдит Пиаф". (Оживленно.) Еще сказала: "Кому не нравится, может не слушать, но сидеть тихо и другим не мешать. Я надела наушники и... (Пауза.)
       О н (опомнившись). Почему вы остановились?
       О н а. Не уверена, что стоит продолжать.
       О н. Боитесь?
       О н а. Мне больше нечего бояться.
       О н. Дальше.
       О н а. Я нажала кнопку и услышала. (звучит вступление к "Dans ma Rue") Куплеты, как неторопливые шаги по не очень чистому тротуару. В них были грусть и ностальгия. А припев звонкой пощечиной заставил откинуться на спинку кресла. Вот тогда это случилось...
       О н. Вы побледнели. Вам плохо?
       О н а. Мне хорошо!.. После этого урока Софья Михайловна исчезла из школы. Музыку в лингафонный кабинет больше не давали. Будит нездоровые мысли у школьников. А я, каждый день, идя домой после уроков, смотрела на асфальт (подходит к краю сцены) и напевала. Тогда, в классе, не заметила, как поцарапала себе лицо. (Пауза.) Теперь этого не случится. (Смотрит на ногти.) В отделении ногти подстригают коротко. Софья Михайловна... (Кричит.) Софья Михал-на, завтра откроем шампанское и выпьем за ваш гражданский подвиг. (Пауза.) Асфальт наверняка потрескался. Может, его обновили. Пройдем по нему и не вернемся. А эта песня останется навсегда (подходит к краю сцены.)
       О н. Эту песню напевать нельзя! Она сначала притягивает, а потом разрывает душу.
       О н а. Вы тоже зашли "туда" и заблудились?
       О н. Заблудился? Возможно. Искать дорогу обратно не хочется (пытается напевать первый куплет, путает слова, заменяет их на ла-ла-ла.)
       О н а (проходя мимо, кладет Ему руку на плечо). Эх ты! (Выходит на край сцены, поет.)
      
       Поет.
      
      DANS MA RUE
      Jacques Datin 1946
      J'habite un coin du vieux Montmartre
      Mon père rentre soûl tous les soirs
      Et pour nous nourrir tous les quatre
      Ma pauvre mére travaille au lavoir.
      Moi j'suis malade, j'rêve à ma fenêtre me
      Je regarde passer les gens d'ailleurs
      Quand le jour vient à disparaître
      Il y a des choses qui me font un peu peur
      Dans ma rue il y a des gens qui s' prominent
      J'les entends chuchoter dans la nuit
      Quand je m'endors bercée par une rengaine
      J'suis soudain réveillée par des cris
      Des coups d'sifflet, des pas qui traînent, qui vont et viennent
      Puis le silence qui me fait froid dans tout le Coeur
      Dans ma rue il y a des ombres qui s' prominent
      Et je tremble et j'ai froid et j'ai peur
      Mon père m'a dit un jour : "la fille,
      Tu ne vas pas rester là sans fin
      T'es bonn' à rien, ça c'est d'famille
      Faudrait voir à gagner ton pain
      Les hommes te trouvent plutôt jolie
      Tu n'auras qu'à sortir le soir
      Il y'a bien des femmes qui gagnent leur vie
      En "s' ballant sur le trottoir"
      Dans ma rue il y a des femmes qui s' prominent
      J'les entends fredonner dans la nuit
      Quand je m'endors bercée par une rengaine
      J'suis soudain réveillée par des cris
      Des coups d'sifflet, des pas qui traînent, qui vont et viennent
      Puis le silence qui me fait froid dans tout le Coeur
      Dans ma rue il y a des femmes qui s' prominent
      Et je tremble et j'ai froid et j'ai peur
      Et depuis des semaines et des semaines
      J'ai plus d' maison, j'ai plus d'argent
      J' sais pas comment les autres s'y prennent
      Mais j'ai pas pu trouver d' client
      J'demande l'aumône aux gens qui passent
      Un morceau d' pain, un peu d' chaleur
      J'ai pourtant pas beaucoup d'audace
      Maintenant c'est moi qui leur fait peur
      Dans ma rue tous les soirs je m' promène
      On m'entend sangloter dans la nuit
      Quand le vent jette au ciel sa rengaine
      Tout mon corps est glacé par la pluie
      Mais je n' peux plus, j'attends sans cesse que le bon Dieu vienne
      Pour m'inviter à me réchauffer tout près de Lui for
      Dans ma rue il y a des anges qui m'emmènent
      Pour toujours mon cauchemar est fini
      
       Кланяется. Меняется освещение. Атмосфера наваждения.
      
       О н (изменив внешность, надев шляпу и перчатки, в руке газета, подходит к ней). Да ты с ума сошла, петь в такую погоду!
       О н а (с возмущением). А есть-то мне надо, месье?! (Поворачивается, собирается уходить.)
       О н (останавливает ее рукой). Ах ты, воробышек! Смотри, если будешь так петь, останешься без голоса. Сорвешь! А голос - это все, что у тебя есть. Твое истинное богатство. Береги его, и к тебе придет большая удача. Хочешь выступать в кабаре? Меня зовут Луи Лепле. Я - владелец кабаре "Жернис". Приходи завтра, я тебя послушаю. Там меньше риска схлопотать оплеуху, чем на улице Пигаль или Труайон.
       О н а (осматривает его с головы до ног с опаской). Но вас убьют! А меня станут подозревать.
       О н (улыбаясь). Это будет нескоро. Сначала я найду тебе имя - "Пиаф" - воробышек - городская птичка, прыгает по улице и поет. Ты сможешь многому научиться и будешь великой певицей. К первому выступлению начнешь вязать свитер, но не успеешь закончить рукав. Самый знаменитый свитер в мире... Обо мне не беспокойся. Умирать все равно когда-то придется.
       О н а (цитирует). "Жизнь - это лучшее средство самоубийства".
       О н. Нет, нет. Эти слова ты скажешь позже. Но я их уже не услышу. (Пишет на газете, отрывает и вручает ей клочок.) Здесь адрес. (Она берет клочок бумаги, собирается идти. Он останавливает ее.) Да, и вот еще что, купи себе поесть (протягивает ей банкноту, возвращается к столу, снимает шляпу и перчатки.)
       О н а (рассматривает банкноту). Пять франков. (Смотрит на него.) Во Франции в ходу евро... (Ее глаза наполняются слезами.)
       О н. Какая разница, чем платить?
       О н а (цитирует). "За счастье нужно расплачиваться слезами".
       О н (достает бумажную салфетку, подает Ей. Она вытирает глаза и нос, присаживается на диван). Плохой из меня артист?
       О н а. Очень хороший.
       О н а. Ночью боялась, что подключите меня к капельнице, забилась в угол, сочинила кое-что. Карандашей и ручек нет - орудия убийства ведь. Пришлось учить наизусть. Слушайте, пока не забыла!
       О н. Я запишу.
       О н а. Нет. Слушайте.
      
       Она читает, прохаживаясь по комнате. На фоне негромко звучит и повторяется вступление-проигрыш к песне "Sous le Ciel de Paris".
      
      Надежда избежать душевной скверны
      В игре на сцене жизни нам важна.
      Мы любим тех, кто нам мучительно неверны.
      Нас любят те, чья верность не нужна.
      
      Сжигая дни усталостью бесплодной,
      Плывем по жизни к ложным берегам.
      А ночью в дебрях логики холодной
      Мечту хороним, что верна лишь нам.
       (Леон Агулянский 2009)
      
       О н. Хорошо.
       О н а. Спасибо.
       О н. Кто предал вас?
       О н а. Судьба.
       О н. Не обвиняйте ее. Невозможно убежать из своей жизни в чужую.
       О н а. Было бы желание.
       О н. Но почему?
       О н а. Наваждение не предает.
       О н. Ради него стоит вскрывать вены?
       О н а. Да.
       О н (со вздохом). Не зря мы вас держим здесь.
       О н а (с улыбкой). Иди-ка сюда (освещение меняется, обозначая наваждение. Она приглашает его присесть рядом на диван. Он присаживается.) Слышишь? Вечер. Прохладно. Ветер затих. В окнах домов зажегся свет. (Слышится вступление к песне Paris.) Мы поднимаемся на Монмартр. Тук-тук-тук-тук. Каблуки стучат по ступенькам. Устали. Но еще подниматься. Париж остался там внизу. Ночной город красив. А там наверху... Еще немного и мы увидим... Узкие улочки, старые дома. Из бистро и ресторанчиков польются звуки аккордеона. (Выходит на край сцены, поет).
      
       Выходит на край сцены, поет.
      
      
      SOUL LE CIEL DE PARIS
      Mus. H.Giraud, Paroles Jean Drejac
      
      Sous le ciel de Paris
      S'envole une chanson hum hum
      Elle est née d'aujourd'hui
      Dans le coeur d'un garçon
      Sous le ciel de Paris
      Marchent des amoureux hum hum
      Leur bonheur se construit
      Sur un air fait pour eux
      Sous le pont de Bercy
      Un philosophe assis
      Deux musiciens
      Quelques badauds
      Puis les gens par milliers
      Sous le ciel de Paris
      Jusqu'au soir vont chanter hum hum
      L'hymne d'un peuple épris
      De sa vieille cité
      Près de Notre Dame
      Parfois couve un drame
      Oui mais a Paname
      Tout peut s'arranger
      Quelques rayons
      Du ciel d'été
      L'accordeon d'un marinier
      L'espoir fleurit
      Au ciel de Paris
      Sous le ciel de Paris
      Coule un fleuve joyeux hum hum
      Il endort dans la nuit
      Les clochards et les gueux
      Sous le ciel de Paris
      Les oiseaux du Bon Dieu hum hum
      Viennent du monde entier
      Pour bavarder entre eux
      Et le ciel de Paris
      A son secret pour lui
      Depuis vingt siècles
      Il est épris
      De notre île Saint Louis
      Quand elle lui sourit
      Il met son habit bleu hum hum
      Quand il pleut sur Paris
      C'est qu'il est malheureux
      Quand il est trop jaloux
      De ses millions d'amants hum hum
      Il fait gronder sur nous
      Son tonnerre eclatant
      Mais le ciel de Paris
      N'est pas longtemps cruel hum hum
      Pour se fair' pardonner
      Il offre un arc en ciel
      
      
       Кланяется, подходит к столу, садится.
      
       О н а. Париж, Париж, Париж.
       О н. Были в Париже?
       О н а. Маман не доехала до больницы. Роды принимали двое полицейских на улице где-то недалеко от Пигаль... Меня растил отец. Выступали с ним на площадях. Тогда я и начала петь.
       О н. Я должен идти домой.
       О н а. Идите, если должны (пожимает плечами.)
      
       Слышны гром и шум дождя.
      
       О н. Куда в такой дождь?
       О н а. Ваша машина - под парадным навесом.
       О н. Шпионите за мной?
       О н а. Кого стесняетесь? Не хочется уходить? Что у вас дома?
       О н. Выведу собаку, посмотрю телевизор, вечером - в ресторан.
       О н а. Как грустно сказали: "ресторан".
       О н. На юбилей к другу.
      
      Пауза.
      
       О н (пишет на клочке бумаги, вручает Ей). Это мой домашний. Если что, звоните. Я распоряжусь, вам позволят...
       О н а (с улыбкой). Идите уже. Собака заждалась.
      
      Гаснет свет.
      
      Сцена 6
      
      
       Он обращается к залу. Потянул за ниточку. Клубок начал разматываться... Разматываться. Она... Уже хотел ее выписать... Выписать... Но как же я? Хотел выписать и тут началось обострение.
      
       О н а (вылетает на сцену, обращается к залу). Господа! Господа! Господа-а!
       О н. Тихо, тихо, тихо, спокойно.
       О н а. Кому знакомо имя: Норберт Гланцберг?
       О н. Ну. Все, все, все.
       О н а. Кто знает, поднимите руку. Так. Ни одной. (Обращается к Нему.) А вы, доктор?
       О н. Вам надо успокоиться.
       О н а (Расхаживает по сцене, вспоминает). Мы были навеселе. Шатались по барам и забрели в вагон-ресторан. Тесно, душно, полно немецких офицеров. Толстозадая б... пищит старые песенки между столиков. Аккомпанирует... Не поверила своим глазам, сам Норберт. Давно его не видела, обняла и говорю, дура пьяная: "Здравствуй, мой жиденочек!" (Пауза.) Чуть не погубила его. Он не обиделся и никогда не вспоминал об этом. (Смотрит в потолок, вспоминает.) Норберт... Какое имя! Норберт Гланцберг... Норберт Гланцберг был директором берлинской филармонии. С приходом нацистов бежал во Францию. Кто-то из ребят нашел его на улице играющим на аккордеоне. Затащили в кабаре аккомпанировать. И он аккомпанировал. Как аккомпанировал! Ненавязчиво, мягко, оттеняя голос исполнителя! (Звучит вступление к песне "Dans ma Rue".) Какое чувство ритма и чувство такта! Немцы вошли в Париж. Раздобыл поддельные документы... Однажды в Ницце его остановил патруль... Шесть месяцев в гестапо. За три дня до отправки в Освенцим нам удалось его вытащить... Потом работали вместе. Мало кто знает, что известный на весь мир "Padam... Padam" написал именно он, гениальный Норберт Гланцберг. (Пауза.) (Выходит на край сцены, обращается к залу.) Может, кто-то еще не понял, о чем я. Падам, падам. Не помните?. А ну ка (взмахивает кулаком, дирижирует, звучат первые строки припева Padam... Padam... Padam.) Вспомнили? Никто не смог найти первую строку припева. Я предложила оставить Padam... Padam... Padam. (Вновь обращается к залу.) Вы, небось, думаете, что Падам, падам, это вальс. (Махнув рукой.) Я вас умоляю! От этой музыки пахнет гетто и концлагерем. (Наклоняется, вглядывается в публику.) А? Что? Не верите? Психичка чушь порет, да?
       О н (кричит). Да! Психичка порет чушь!
       О н а. Я докажу. Докажу. Прослушала сотни раз, в разное время суток, на трезвянку и под дозой. Однажды я услышала все! Норберт написал свою жизнь в вальсе! Слушайте! (Звучит Падам, Падам, Она комментирует). В начале - симфоническое, почти классическое звучание (звучит начало песни после вступления, без голоса). Потом - еврейская мелодия, слышите (звучит часть, предшествующая припеву.) А вот сгущающаяся опасность (звучит часть перед припевом.) Гудки паровоза (звучит проигрыш, похожий на гудок паровоза.) Куда, в Париж, Освенцим? И вот припев. Это кружение не в вальсе, в круговороте событий. Выберемся ли оттуда? Изо всех сил вырываемся на поверхность - глотнуть воздуха (звучит заключительная часть припева.) Вот, слышите (звучит заключительная часть песни перед последним аккордом.) Если это не марширующие нацисты, то что это?! Последний аккорд... (звучит последний аккорд) в комментариях не нуждается. (Пауза.) (Подходит к столу.)
      
      PADAM... PADAM...
      Paroles: Henri Contet, musique: Norbert Glanzberg, enr. 15 octobre 1951
      
      Cet air qui m'obsède jour et nuit
      Cet air n'est pas né d'aujourd'hui
      Il vient d'aussi loin que je viens
      Traîné par cent mille musiciens
      Un jour cet air me rendra folle
      Cent fois j'ai voulu dire pourquoi
      Mais il m'a coupé la parole
      Il parle toujours avant moi
      Et sa voix couvre ma voix
      
      Padam... padam... padam...
      Il arrive en courant derrière moi
      Padam... padam... padam...
      Il me fait le coup du souviens-toi
      Padam... padam... padam...
      C'est un air qui me montre du doigt
      Et je traîne après moi comme une drôle d'erreur
      Cet air qui sait tout par coeur
      
      Il dit: "Rappelle-toi tes amours
      Rappelle-toi puisque c'est ton tour
      Y a pas de raison pour que tu ne pleures pas
      Avec tes souvenirs sur les bras..."
      Et moi je revois ceux qui restent
      Mes vingt ans font battre tambour
      Je vois s'entrebattre des gestes
      Toute la comédie des amours
      Sur cet air qui va toujours
      
      Padam... padam... padam...
      Des "je t'aime" de quatorze-juillet
      Padam... padam... padam...
      Des "toujours" qu'on achète au rabais
      Padam... padam... padam...
      Des "veux-tu" en voilà par paquets
      Et tout ça pour tomber juste au coin de la rue
      Sur l'air qui m'a reconnue
      
      Écoutez le chahut qu'il me fait
      
      Comme si tout mon passé défilait
      
      Faut garder du chagrin pour après
      J'en ai tout un solfège sur cet air qui bat...
      Qui bat comme un coeur de bois...
      
       С последним аккордом внезапно гаснет свет.
      
      
      Сцена 7
      
       За столом сидят Он и Она.
      
       О н. Я отменил лекарства. В анализе крови признаки нарушения функции печени.
       О н а. Я выплевывала таблетки, когда никто не видел.
       О н. Знаю. Через пару дней повторим анализы.
       О н а (с улыбкой). Плохо изучили свою пациентку. Бабушка поила меня в детстве красным вином - гемоглобин повышала. Разрушила печень. (Со вздохом.) Ой, надоело все! Выпишите меня!
       О н. А печень?
       О н а (задумчиво). Печень... Печень, поджаренная с кровью, посыпанная мелко нарезанной петрушкой... Меня часто этим кормили... Вы были счастливы?
       О н. Я счастлив.
       О н а (взглянув на него искоса, цинично). Вижу! (Освещение меняется, обозначая наваждение. Вспоминая.) Марсель, мой Марсель, тренировался в спортлагере в Америке. Встречаться с женщинами боксерам запрещалось. Поселил меня в деревянной халупе без света и воды. Там... мы были счастливы. Стала хуже петь, каюсь. Больше не искала счастья на сцене. Нашла в твоих объятиях...
       О н (вспоминая). Помнишь наше первое свидание?
       О н а. Привел меня в забегаловку. Пиво и копченое мясо. Мы два француза в Америке. Думала, пойдем на ужин. Это мясо пахнет мокрой собакой. Боишься раскошелиться?
      
      Пауза.
      
       О н. Поехали в дорогой французский ресторан.
       О н а. Годовая зарплата врача.
       О н. Для чемпиона мира по боксу - не проблема.
       О н а. На прощание даже не поцеловал, свинтус!
       О н. Губа еще не зажила после боя.
       О н а. Просто струсил, чемпион. Если не переведешь меня в другую палату, отправлю тебя в нокаут (становится в боксерскую стойку.)
       О н. Я давно в нокауте от тебя.
       О н а. А помнишь тот бой?
       О н. Правый локоть здорово болел.
       О н а. Америка нас не хотела. Пришлось ее завоевывать.
       О н. Предстоял бой с Харольдом Грином. Спарринг-партнер на тренировке подбил мне глаз. Психанул и отколошматил его.
       О н а. Выступление в "Плейхаус" провалилось. Не дослушав песню, люди вставали и уходили.
       О н. К больному локтю добавился вывих большого пальца на правой руке.
       О н а. Газетчики разгромили меня. Только один написал: "Американцы не достойны ее искусства!"
       О н. Доктор сказал: "Единственный шанс - одержать победу в первых двух раундах".
       О н а. Шанс снова подняться мне дали два еврея, хозяева кабаре "Версаль" на Бродвее. На сцене построили возвышение. Поработала над собой. Возвысилась.
       О н. Перед боем заморозили и сильно забинтовали.
       О н а. Сначала аплодировали только первые ряды.
       О н. Долго выжидал и сумел нанести ему левый хук. Харольд Грин может держать удар, но не такой.
       О н а. После третьей песни зал аплодировал стоя.
       О н. Никто не верил в такой исход боя. Люди не поставили на меня и потеряли деньги.
       О н а. Я верила в тебя. Ты и победил.
       О н. Мы победили.
       О н а. Мужчина моей судьбы. (Удивленно взглянув на него.) Ты? Ты почему оставил меня?
       О н. Уехал в Европу.
       О н а. По жене соскучился! Бросил меня в Штатах контракт отрабатывать, чтобы кредиторы не сошли с ума.
      
      Пауза.
      
       О н. Иди в палату. Скоро обход.
       О н а. Стало пусто, невыносимо. Звонила несколько раз, пока не застала тебя дома.
      
       Звонит телефон. Он берет трубку.
      
       О н. Алло!
       О н а. Мне тебя не хватает, слышишь?
       О н. Здравствуй, дорогая! У тебя такой грустный голос...
       О н а. Если не приедешь сейчас же, немедленно, я что-нибудь с собой сделаю!
       О н. Как раз собирался звонить. Взял билет на пароход.
       О н а. Это целая вечность, дорогой. Мне не выдержать.
       О н. Я непременно приеду! Пароход через два дня.
       О н а. Это так ужасно! Вовсе не могу спать. Пожалуйста, купи билет на самолет! Больше не могу ждать! Прилетай! Хочу скорее тебя увидеть! Пожалуйста! Я прошу не только для себя. Просто умру, если будешь так далеко.
       О н. Хорошо. Возьму билет на самолет.
       О н а. Значит, до завтра?
       О н. До завтра, дорогая. Лечу первым же рейсом.
       О н а. Спасибо. Ты замечательный.
      
       Он кладет телефонную трубку. Она присаживается к гримерному зеркалу. Готовится к выступлению, преображается. На фоне - звуки настраивающегося оркестра и шум летящего самолета. Она встает, идет к краю сцены. Он останавливает ее.
      
       О н. Прости меня, дорогая. Торопился, но не долетел.
       О н а. Где ты, любимый? Я жду тебя. Легла спать рано, чтобы время пролетело быстрее: закрыть глаза, мгновение, и ты здесь.
       О н. Мгновение! Все произошло в одно мгновение. Вылетели с опозданием. Что-то с погодой. Над океаном немного поболтало. Сказали вернуться на места и пристегнуть ремни.
       О н а. Надеюсь, ты взял первый класс. Ты, ведь у меня такой большой, огромный просто.
       О н. Как всегда. В эконом-классе у меня ноги не помещаются.
       О н а. Я заказала самое большое одеяло. Тону в нем, как в море. Спаси меня!
       О н. Был туман. Открыл газету. Успел прочитать только заголовок... Потом вспышка - и все. Как просто!..
       О н а. В моей жизни ничто не было просто, дорогой.
       О н. Мне очень жаль... (После короткой паузы продолжает в образе импресарио.) Мне очень жаль... Мадам, извините, знаю, что не вовремя...
       О н а (кладет ему руку на плечо). Потом, все потом.
       О н. Случилась беда. Самолет, в котором летел Марсель Сердан, разбился на Азорских островах.
       О н а. Знаю. Он сказал мне.
       О н. Я распоряжусь отменить выступление?
       О н а. Нет! Меня ждут. (Прикасается к вискам.) Какая чудовищная боль! (Подходит к краю сцены в круг прожектора.) Мой Марсель, эта песня будет написана позже, но сегодня я пою ее для тебя.
      
       Поет в круге прожектора.
      
      LES PRISONS DU ROY
      Paroles: Michel Rivgauche, musique: I. Gordon, 1957
      
      
      Au fond des prisons du Roy...
      Tout au fond des prisons du Roy...
      Ils l'ont enfermé dans les prisons du Roy
      Aha-a-a-a...
      Messire, dites moi,
      Pourquoi ont-ils fait ça?
      Aha-a-a-a...
      Est-il vrai qu'il ne reviendra plus jamais
      Jamais, plus jamais...
      Parce qu'il a volé un diamant plein d'éclat
      Le plus beau des diamants pour moi...
      
      Au fond des prisons du Roy...
      Tout au fond des prisons du Roy...
      Et je m'en souviens il m'avait dit un jour
      Aha-a-a-a...
      Tu seras plus riche que les dames de la cour
      Aha-a-a-a...
      Est-il vrai que je ne l'entendrai jamais
      Jamais, plus jamais...
      Parce qu'il a volé un diamant plein d'éclat
      Le plus beau des diamants pour moi...
      
      Au fond des prisons du Roy...
      Tout au fond des prisons du Roy...
      Messire dites moi
      Est-il là pour longtemps
      Aha-a-a-a...
      Alors, jetez-moi en prison avec lui
      Aha-a-a-a...
      Et rien ne nous séparera plus jamais
      Jamais, plus jamais...
      Car moi j'ai volé, je l'avoue et sans peur,
      Oui messire, j'ai volé son coeur...
      
      Au fond des prisons du Roy...
      O mon amour je viens vers toi!
      Tout au fond des prisons du Roy...
      
       В конце песни плавно гаснет свет прожектора.
      
      
      
      Сцена 8
      
       Она сидит у стола, смотрится в гримерное зеркало. Входит Он, садится рядом, смотрит на нее. Пауза.
      
       О н. Повторный анализ - еще хуже.
       О н а. Как ваша собака?
       О н. Мне очень жаль. Но скрывать от вас не имею права. На снимках обнаружены метастазы в печени (Звучит проигрыш из песни "Mon Legionnaire".) Я отпущу вас завтра утром.
       О н а. Поправилась?
       О н. В онкологию пойдете - обследоваться, лечиться (отводит взгляд в сторону.)
       О н а. Для чего?
       О н. Продлить жизнь.
       О н а. Жизнь, так же как день и ночь, продлить невозможно.
       О н. Нельзя терять надежду!
       О н а. Моя надежда сбылась. (Пауза.) Я больше не психбольная?
       О н. Хочу поставить точку вашей истории... болезни.
       О н а (Пожав плечами). Кто мешает вам?
       О н. Не получается финал.
       О н а. Пора менять работу.
       О н. Переезжайте ко мне. Вместе будем выгуливать собаку. Она полюбит вас.
       О н а. Вы ничего мне не должны.
       О н. Должен... себе.
       О н а. Этот долг отдать непросто. Я не сумела.
       О н. Ну, послушайте, почему, почему, почему именно Пиаф?!
       О н а. Тогда в лингафонном кабинете через наушники в меня переселилась душа Эдит Пиаф. Живет, страдает и любит во мне. Я ее гнездо. (Пауза.) Гнездо прохудилось. Ей придется искать новое.
       О н. Боитесь смерти?
       О н а. Я уже умерла. Лежу на 97 участке кладбища Пер-Лашез. Были шикарные похороны. Народ собрался не слушать, прощаться. Море цветов, живых цветов...
       О н (перебивает ее). Глупо бояться смерти.
       О н а. Пришлось остановить движение транспорта на улице.
       О н. Смерть - ничто. С ее наступлением все теряет смысл!
       О н а (цитирует). "Б-г воссоединяет тех, кто любит друг друга!"
       О н. После смерти нет ни боли, ни эмоций!
       О н а. Уже смеркалось, а публика все шла и шла.
       О н. Мы не боимся черной пустоты, которая была до нашего рождения. Отчего так страшит чернота после смерти?
       О н а. Утром цветы с кладбища выгребали лопатами и вывозили грузовиками.
       О н. Жизнь - полоска света, брошенная приоткрытой кем-то дверью.
       О н а. Всю жизнь винила себя в гибели любимого.
       О н. Но есть "волны", оставленные умершим человеком.
       О н а (задумчиво). Как от камня, брошенного в воду.
       О н. Чем больше камень, тем больше волн.
       О н а. Это правда. Он ушел. Остались запахи, вещи, его шепот...
       О н. Да! Впечатления, эмоции, принесенные человеком в наш мир. Они остаются в сердцах и памяти людей. (Пауза.) Нужно жить, чтобы, оглянувшись назад, не пожалеть о недостойных решениях и упущенных возможностях.
       О н а. Я прожила именно так.
       О н. Один пациент сказал: "Стоило заболеть раком, чтобы понять, насколько прекрасна жизнь!"
       О н а. Какая огромная боль! Вязкая, как смола. Как в мое тело может войти столько боли?!
       О н. Через полчаса сделаю укол.
       О н а. Укол. Комфортно сознавать, что есть укол. Хорошо, что ты рядом. Не надо ходить по врачам за рецептами, вызывать "скорую".
      
      Пауза.
      
       О н а. Я пела в "Плейель" Padam...Padam. Какой зал! Какая публика! Грохнулась в обморок. Нет бы дома отлежаться, вы меня в больницу.
       О н. Нечего делать дома с печеночной комой.
       О н а. Всегда мечтала умереть на сцене.
       О н. Еще успеешь. Кто это сказал: "Не просите легкой жизни, молите о легкой смерти"?
       О н а. С легкой жизнью не получилось. "Небольшие взлеты, глубокие провалы". Надежда только на легкую смерть.
       О н. Для простого корректора ты прожила большую интересную жизнь. Хорошо, что мы не помешали!
       О н а. Теперь вот до сцены не дойти. Ты же знаешь, вернуть меня к жизни может только сцена.
       О н. А любовь?
       О н а. Это одно и то же. (Пауза.) Как быстро все случилось!..
       О н. Все еще впереди.
       О н а. Впереди или нет - не знаю. Но я ни о чем не жалею (собирается уходить.)
       О н. Постойте. Я должен сказать что-то очень важное. Ваш мир теплее, светлее, правильнее. Он цветной! Хотел вытащить вас из него. Сам оказался внутри, и не жалею!
       О н а. Не вините себя. Я сама виновата во всем. Дождь кончился. Мне пора.
       О н. Еще не время.
       О н а. Эта песня пришла вовремя. (Звучит вступление к песне "Noт, je ne regrette rien", перерастающее в стук колес поезда, крики нацистов на параде, шум публики на стадионе и гонг боксерского ринга, шум летящего самолета.) Ради нее стоило побороться. Встала с постели и, назло одним, на радость другим... Я сама виновата во всем. Но я... ни о чем не жалею. (Цитирует).
       "Моя жизнь была отвратительной, это правда. Но она была и восхитительной. Я любила, прежде всего, ее, жизнь. И потому любила людей, своих друзей, своих любовников. Но я любила и незнакомых, из которых состояла публика, для которой я пела и хотела умереть на сцене вместе с последней песней своей... Эта толпа будет провожать меня в последний путь. Не люблю одиночества, ужасного одиночества, что сжимает вас в объятиях на заре или с наступлением ночи, когда спрашиваешь себя: стоит ли еще жить и для чего?.." (Обращается к залу.) Кто может выгнать вас из моего мира? Пролетят годы. Появится другая музыка. Я уйду, но мои песни будут жить, и никто не сможет петь их, как я. Я люблю вас и, действительно, ни о чем не жалею.
      
       Подходит к краю сцены в круг прожектора. Поет "Non, je ne regretted rien". На заднем плане - большой портрет Эдит Пиаф.
      
      NON, JE NE REGRETTE RIEN
      Paroles: Michel Vaucaire, musique: Charles Dumont, enr. 10 novembre 1960
      
      Non, rien de rien
      Non, je ne regrette rien
      Ni le bien qu'on m'a fait, ni le mal
      Tout ça m'est bien égal
      Non, rien de rien
      Non, je ne regrette rien
      C'est payé, balayé, oublié
      Je me fous du passé
      
      Avec mes souvenirs
      J'ai allumé le feu
      Mes chagrins, mes plaisirs
      Je n'ai plus besoin d'eux
      Balayés mes amours
      Avec leurs trémolos
      Balayés pour toujours
      Je repars à zéro
      
      Non, rien de rien
      Non, je ne regrette rien
      Ni le bien qu'on m'a fait, ni le mal
      Tout ça m'est bien égal
      Non, rien de rien
      Non, je ne regrette rien
      Car ma vie
      Car mes joies
      Aujourd'hui
      Ça commence avec toi...
      
       В конце песни гаснет свет. Остается освещенным только портрет Пиаф.
      
       Тексты песен Эдит Пиаф заимствованы из сайта: edith-piaf.narod.ru.

  • Оставить комментарий
  • © Copyright Агулянский Леон (leonagulansky@gmail.com)
  • Обновлено: 14/06/2019. 67k. Статистика.
  • Пьеса; сценарий: Драматургия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.