Баграмова Лариса
Двенадцать врат

Lib.ru/Современная литература: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Помощь]
  • Оставить комментарий
  • © Copyright Баграмова Лариса (Valentin.Irkhin@imp.uran.ru)
  • Размещен: 02/03/2021, изменен: 02/03/2021. 127k. Статистика.
  • Поэма: Философия
  • Наши переводы
  • Скачать FB2
  •  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поэтическое переложение трактата Нагарджуны

  • Глава 1. Причинные условия

    И Нагарджуна так тогда сказал:
    - Теперь я кратко объясню ученья:
    [В чём суть того, что Татхагата дал
    Для пониманья сутр и просветленья.

    - В чём смыслы объясненья твоего]?
    В чём Махаяны польза толкованья?
    - Она для ясных создана умов
    И тех, чьи добродетельны деянья.

    Она им объясняет дхармы свод:
    Все десять векторов её пространства,
    И времени её трёхчастный ход,
    [И переходов их непостоянство].

    Однако современников своих
    Не назову исполненными знанья,
    И добродетель под сомненьем их -
    И потому не властно пониманье

    Священных сутр для их простых умов.
    Я полон сожаленья в той напасти.
    Любя людей, я им открыть готов
    Дорогу к просветлению и счастью,

    Систему Махаяны прояснить
    И подарить открытья Татхагаты.
    - Но может ли ответ на это быть?
    Их смыслы толкованьями богаты.

    Ученья Махаяны перечесть
    Понадобятся многие столетья,
    Не станет Будда также познан весь.
    - О, кратки будут объясненья эти.

    - Зачем он Махаяну так назвал?
    - Великой Колесницей величают
    Ту дхарму, что пророчит идеал
    И буддами всецело управляет. 

    Она вершит великими людьми,
    Она способна излечить страданья,
    Великой Колесницей нарекли
    Её на этом веском основанье.

    Махастхамапрапта ей управлял,
    Вели коней Манджушри и Майтрейя,
    Авалокитешвара придавал
    Ей направленье к цели для прозренья.

    Она способна истины открыть,
    И сила их безмерна, беспредельна.
    [Пустотности я буду вас учить.
    Чтоб пониманье ваше было цельно].

    Пустотность - основная из доктрин.
    Её поняв, поймёте Махаяну.
    Шесть парамит - шесть основных картин -
    Двенадцать Врат откроют перед вами.

    И первые врата - условья те,
    Что создают различные причины.
    Нет собственной природы в пустоте,
    Но как предмет имеет величины? 

    Все вещи происходят от причин
    Как двух условий: внутренних и внешних.
    То внешнее, к примеру, что из глин
    Гончар [сырой] горшок творит [неспешно],

    Крутя гончарный круг. Или ковёр
    Из пряжи на станке [искусный] мастер
    Ткёт, [подбирая правильный узор].
    Строитель также к внешнему причастен:

    Столбы, площадка, дерево, земля,
    Трава и труд - вот внешние причины.
    Объединяясь, дом они творят,
    И в производстве том они едины.

    Чан для броженья производит сыр:
    В нём молоко с работой совместились.
    Земля, вода, и солнца светлый пир
    Весной с зерном в росток объединились.

    Условья, что внутри, подобны тем,
    Что внешними условьями зовутся.
    И действие, незнание проблем
    К причинам, что внутри есть, отнесутся

    И к ним же - имя-форма, виды чувств
    И ощущений, знание, желанье,
    Привязанность, [приятие искусств],
    И тел живых существ формированье,

    Рожденье, старость и в итоге смерть -
    Причину всё имеет поначалу;
    Чтоб быть, оно должно её иметь,
    [Однако лишь причины будет мало].

    Все вещи, что исходят от причин,
    К двум типам соответственно относят:
    Есть вещи внешние - [и облик их един],
    Есть внутренние - [смысл их переносен].

    Различные причинности тая,
    Сомнительно, что сутью обладают
    Они как выражение себя
    [И смысл исходный свой они скрывают].

    Но если в вещи самосути нет,
    То иносуть ей тоже не присуща.
    И вместе не содержит их предмет:
    Когда вдвоём ино- и самосуще.

    Но почему? По той причине, что
    И в иносущем нет реальной сути.
    Ведь если справедливо будет то,
    [То ясность существует из-за мути],

    Коровы - по причине лошадей,
    А лошади - от сущности коровы,
    Обязан персик яблоку своей
    Причиной... Мир не так организован.

    Могли бы мы сказать и то, что, мол,
    Всё есть, как есть, из-за иного [в мире].
    Но кто доктрину эту предпочёл -
    В своих ошибся мыслях. [Смотрим шире]:

    Ведь если бы причиною назвать
    Циновки ту траву, из коей свита
    Она, то впору их объединять
    В одно. Однако этот путь [испытан] 

    И назван ложным по причине той,
    Что не смогли б назвать иным траву мы.
    Да и в себе, как сказано, самой,
    Трава не носит сути. [Эти думы

    Ведут нас к мысли], что циновка та
    Есть не посредством сути матерьяла,
    Из коего сама же создана:
    [Чтоб быть собой, причины этой мало].

    Всё то же о горшке, сырах и всех
    Вещах сказать определённо можно:
    Извне причины не влекут успех
    Существованья их. И также ложно

    Сказать, что внутренних условий ряд
    Им обеспечит их происхожденье.
    Трактаты о Пустотности гласят,
    Что это невозможно как явленье. 

    Ведь если бы возможно было то,
    То вот вопрос: в один момент иль много?
    В действительности это не дано
    Причинам внутренним. Они не могут

    Мир сотворить ни за один момент,
    Ни за моменты многие тем паче. 
    Причина и исход в один фрагмент
    Сомкнулись в первом случае б иначе -

    Но это невозможно потому,
    Что быть первичной надлежит причине.
    А многие моменты ничему
    Быть не позволят разделённым ныне:

    Ведь каждая из череды причин
    Возникла бы в единый миг и снова
    Исчезла б в никуда, забрав зачин
    Для следствия, которому основа. 

    Исчезнув, не способно повлиять
    На будущее то, что исчезает.
    [Мы вывод тот же делаем опять]:
    Причин к существованью не бывает.

    Причинные условия пусты.
    И пусты вещи, что они создали.
    Мир полон сотворённой пустоты,
    Пуста и самость их - [мы осознали].

    Пять скандх, творящих совокупность "я",
    Двенадцать ощущений, [семь] органик
    Горению подобны без огня
    [И пустоты собой являют грани].

    И так как содержимое пусто,
    Ничто не может самостью являться,
    Как без горючих свойств своих ничто
    Не может по себе воспламеняться.

    Для бхикшу в сутре Будда говорил,
    Что самость атрибутами владеет,
    [Я вам про то подробно пояснил]:
    Нет атрибутов самости на деле,

    Поскольку нет ни в чём её самой.
    Всё сотворённое пусто. Нирвана
    Несотворённая той пустотой
    Себя являет тоже. [Махаяна

    Так учит нас], поскольку суть её
    В уничтоженье скандх без производства
    Других. [И содержание своё
    Они отдали ей как первородство].

    Что нужно уничтожить, чтоб назвать
    Что получилось именем нирваны?
    Пустую самость мы не можем взять
    Для цели той. Ничто [из Махаяны]

    Не подойдёт на роль её причин.
    Вещей несотворённых чередою
    [Окончим пояснение доктрин],
    Являться что способно пустотою.

    [Уже мы знаем]: что сотворено,
    Причины не имеет к содержанью.
    Несотворённое тогда пусто,
    Поскольку не найти обоснованья

    Для полноты его. Итак, пусто
    Всё в мире этом: самость и предметы,
    И то, что было произведено,
    И то, что участи избегло этой.

     

    Глава 2. Существование и несуществование следствия

    Последствия причин всегда пусты:
    Ничто не происходит в этом мире,
    Не возникает мир из пустоты.
    [Рассмотрим утвержденье это шире].

    Раз следствие уже реально есть -
    Ему не нужно больше появленья,
    А если нереальным его счесть -
    Его не будет позже сотворенья.

    Реальность-нереальность [вообще]
    Не создают основу для творенья.
    Так как же для [событий] и вещей
    Имеет место их происхожденье?

    Ведь если все последствия уже
    В причине заключаются всецело,
    [То однозначен будущий сюжет]:
    Происхожденья шаг не будет сделан,

    Поскольку сотворит он только то,
    Что есть и так в уже готовом виде.
    О том же, что не произведено
    [Аналогичный вывод очевиден],

    Поскольку вовлечённое в процесс
    Воспроизводства в нём же повторится
    И, в бесконечный втянуто регресс,
    В нём вновь и вновь без счёта умножится.

    Поскольку всё, что изначально есть
    В своей причине, будет жить и дале,
    То следствий невозможно перечесть
    Того, чему однажды жизнь придали.

    Ведь если [сформулировать общо],
    Раз то, что было, вновь не повторится,
    А не произведённое ещё
    На свет при этом может появиться,

    То принцип производства [искажён]
    И как неверный должен быть отринут:
    Чтоб был в причину вывод помещён,
    И исходил из этой же причины -

    То невозможно. Невозможно и
    Сказать, что то, что было изначально,
    Через период времени один
    Или другой возникнет [каузально], -

    Но лишь без повторенья, только раз, -
    То неразумно. Если всё едино:
    И то, что есть, и что имеет шанс,
    Чтоб после быть, - то нет иной причины

    Быть не произведённым одному,
    Ну а другому всё же состояться.
    К тому же, если мыслить посему,
    [То парадоксы станут нам являться].

    Ведь если не рождённое пока
    Реально в своей сути и причине,
    То суть уже рождённого зыбка:
    Оно не может быть реальным ныне.

    Поскольку их природа - антипод:
    Реальность нереальности противна.
    Иначе вывод можно сделать тот,
    Что их различие [не объективно],

    И непонятно, в чём же его суть:
    Где разница в рождённом и проекте?
    [Один лишь остаётся мысли путь:
    Предположенья невозможны эти].

    Коль следствие с причины началось,
    Ему не суждено на свет явиться:
    [Оно в самой причине прервалось
    И больше потому не состоится].

    Со стороны другой рассмотрим всё.
    Ведь если факты в жизни состоялись,
    Зачем бы им производить ещё
    Себе подобное? В чём выражались

    Тогда б самой реальности черты?
    [Ответ тут в том], что вовсе нет причины
    Тому, что есть, приумножать ряды
    Свои ещё, [зациклив мир единый].

    И следствие когда реально в том,
    Что мы его истоком называем,
    Его должны мы сразу видеть в нём,
    Однако мы его не наблюдаем.

    Не видим мы кувшина в [смеси] глин,
    В соломе не видна ещё циновка.
    Не может быть реальностью кувшин,
    Пока не сделан. [ - Есть одна уловка.

    Ведь можем полагать мы], что кувшин,
    Хоть не произведён, но существует
    Как следствие ввиду своих причин:
    Невидимо, но в них предсуществует. 

    - [Вопрос такой имеет право быть],
    Однако что сказать могла бы глина?
    По признакам каким определить
    Наличье в ней сокрытого кувшина?

    Ведь только по чертам, присущим им,
    Определяют с точностью предметы.
    В чём есть черты кувшина - то кувшин.
    А это - лошадь. А корова - это.

    А так как глина не содержит их -
    Ни признака кувшина, ни коровы, -
    [Для утверждений этих непрямых
    Нет никакой логической основы], -

    Мы вывод можем сделать только тот,
    Что глина сей кувшин не образует.
    И следствие как действия итог
    В своей причине не предсуществует.

    Со стороны другой зайдём [в борьбе].
    Ведь следствием лишь то мы называем,
    Содержит перемены что в себе:
    То, в чём мы измененья наблюдаем.
     
    И эти изменения должны
    Уже существовать в самой причине
    И в ней же быть обязаны видны:
    Кувшин быть должен наблюдаем в глине.

    Но так как мы не видим в ней его,
    Нельзя сказать, что следствие [реально]
    И будет позже произведено
    Из-за своих причин [потенциальных].

    Всё дело в том, что измененья нет
    Ни до, ни после следствия явленья,
    И потому логический ответ
    На часть вопросов о происхожденье

    Теперь таков. В неизменённом след
    Отличья от того, что раньше сбылось,
    Отсутствует - и этим дан запрет
    Считать, что оно всё же появилось.

    А если полагать его само
    Как изменённое, то нет в причине
    Того, из-за чего произошло
    То измененье, - нет и следствий ныне.
     
    - Мы можем полагать, что не видно
    Последствие в предшествующей сути.
    Как есть предсуществует в нём оно,
    Но вид его, однако, не доступен.

    Ведь мы не видим то, что далеко,
    Не видим и пред носом что маячит.
    Из-за дефекта зренья нелегко
    Увидеть то, что разглядел бы зрячий.

    Не сможем рассмотреть мы за стеной
    То, что надёжно за неё сокрыто.
    Фигуру не увидим на другой,
    Коль с ней она, как с фоном, будет слита.

    Не сможем увидать мы и того,
    Что было ещё чем-то поглощёно.
    Глаз не увидит мелкого всего:
    [Оно своим размером защищёно].

    На роговице капля не резка,
    Орла не видно в воздуха потоке:
    В примере первом слишком вещь близка,
    И слишком во втором она далёка.

    Дефекты ощущений не дают
    Возможности узнать, что в мире суще:
    Слепой не видит цвет; не атрибут
    Глухому звук; больному не присуще

    Оттенки ароматов различать
    И чувствовать, что блюдо не безвкусно;
    Не может паралитик ощущать
    Движения характер - эти чувства

    Им не даны, как не дано глупцу
    Познать своим мышленьем мира тайны.
    Не чётки голоса, когда [к лицу,
    К глазам предмет приближен специально]:

    Мешает концентрация на нём
    Произвести другого опознанье -
    Мы вещь порой совсем не узнаём,
    Хотя она доступна для сознанья.

    Препятствия мешают также нам
    Узнать, что там за ними обитает:
    Земля чинит препятствие водам,
    Стена объектов образы скрывает.

    А сходство нам мешает среди тьмы
    Увидеть тёмный [камень], ей объятый.    
    И сколько бы ни стали слушать мы, 
    Но тихий голос был бы скрыт набатом.

    Не видим мы частиц: они мелки.
    Поэтому, хоть вещи существуют,
    Причины не узнать их велики,
    Из тех восьми причин бери любую.

    И ты не прав, коль говоришь о том,
    [Что результат всегда вперёд известен]:
    Кувшин не виден в помыслах о нём,
    Но метод наблюдения ответствен

    За то, что можем им мы получить.
    Объект быть может явлен в мир реальный,
    Но узнанным он может и не быть
    Из-за причин [случайных и банальных].

    - Тот факт, что измененья и итог,
    Подобные кувшину, мы не видим,
    Не оттого явиться миру мог,
    Что из восьми причин он очевиден.

    Поскольку то, что слишком близко нам,
    Увидеть мы смогли бы в отдаленье,
    А то, что не приближено к глазам,
    Возможно разглядеть при приближенье.

    И то, что мы не можем опознать
    По той причине, что слабы глазами,
    Способен был бы сильный наблюдать,
    [Кто форой обладает перед нами].

    Что без вниманья тяжело понять,
    То со вниманьем стало б очевидным.
    Препятствия не могут помешать
    Существовать тому, чего не видно.

    Когда объекты сходны меж собой,
    Они не разделяются сознаньем,
    И если их сокрыть [от взора] тьмой,
    То невозможным станет опознанье.

    Но стоит им несхожесть проявить
    Иль темноте сменить себя на ясность -
    Объекты смогут видимыми быть
    И станут наблюдению подвластны.

    Объект быть может мал для наших глаз,
    Однако в своих следствиях проявлен.
    Но если следствий не видать для нас,
    То и в причинах не был он реальным,

    Поскольку одинаков он во всём:
    И если мал он был в своей причине,
    То в следствиях мы тоже не найдём
    [Идеи, воплотившейся в кувшине].

    - Объект быть может мал, [пока незрел],
    Ненаблюдаем до происхожденья,
    Однако он имеет свой удел
    Стать видимым посредством воплощенья.

    - Раз так, причина не влечёт итог,
    Поскольку в ней он содержим всецело.
    А коли он явиться миру смог,
    Причина целиком его имела.

    Причина быть не может больше, чем
    Последствия. [Они равны в объёме].
    И меньше быть не может, ведь совсем
    Не поместится в малом, кто огромен.

    И если есть в причине великан,
    То следствие не может быть ничтожным.
    И вывод, что его не видно нам,
    Признать должны мы, несомненно, ложным.

    [Ведь если их объёмы не равны,
    Не можем мы назвать одно причиной,
    И следствием - другое. Суждены
    Отдельно быть они, наш долг отринуть

    Их связь]. Тут утверждать должны мы то,
    Что из причин не вывести итоги.
    Однако видим мы иное: что
    Итоги у причин есть очень многих.

    Не можем потому мы утверждать,
    Что следствия причин не будут очны,
    И с тем одновременно полагать,
    Что восемь их препятствий правомочны.

    Содержит если повод свой итог
    И из себя его же исторгает,
    То значит, он собою быть не смог,
    Да и итог свои черты теряет.

    Подобно покрывалу из пеньки
    Иль заключившей плод в себя посуде,
    Не могут быть причинами они
    Всему, взаимосвязаны с чем будут.

    И нитки, и посуда - не исток
    Для одеяла и плода. [Соседством
    Их положенья я назвать бы мог
    И матерьялом]. Значит, нет и следствий,

    Поскольку ведь причины тоже нет.
    Раз нет причины - нет её итога:
    [Там, где начал не существует след, -
    Не происходит также эпилога.

    И если мы не видим переход]:   
    Нет действия, - то ни одна причина
    На роль итога здесь не подойдёт.
    [И мы теперь обязаны отринуть

    Любую мысль], что нитки суть исток,
    Причина одеяла. [Лишь деталью
    Его структуры я назвать бы мог
    Те нитки. И теперь такой моралью

    Мы завершаем заданный вопрос]:
    Нет ни причин  в наличии, ни следствий.
    Сей факт освобожденье нам принёс
    От обязательств поиска последствий. 

    Давайте предположим, что итог
    Уже включён собою в начинанье,
    Однако проявиться всё ж не смог.
    [Но в чём его пребудет опознанье?

    Чтоб знать о том, что есть он], мы должны
    Заметить его признаки воочью:
    Услышав звук на фоне тишины -
    Узнать в нём [шелестенье] птицы [ночью];

    Услышав смех - в нём опознать дитя;
    Почуяв аромат - цветка [цветенье];
    Знать: рядом пруд - увидев журавля;
    По дыму - наблюдать огня горенье.

    Ведь раз в причине есть уже итог,
    Он должен быть по признакам заметен.
    [И если в них он явным стать не смог],
    То нет его. И потому отметим:

    Раз сущностей в причине иль примет
    Последствий мы определить не можем,
    То значит, их в причине вовсе нет,
    [Другой же вывод просто невозможен].

    Предположить мы можем, что в себе
    Уже причина следствие содержит
    И из себя творит его вовне.
    Но пусть нас то от вывода удержит,

    Что якобы причиной служит нить
    Для одеяла, или же циновка -
    Соломы следствие. [Тут может быть
    В процессе осмысления уловка].

    Не производят нити одеял,
    Циновку не творит собой солома.
    [И этот постулат возможность дал
    Прийти теперь нам к выводу такому]:

    Раз одеяло не сотворено
    Ни нитками, [ни шерстью], ни соломой,
    Не существует потому оно
    И следствием [по выводу такому]

    Не может быть. Поскольку следствий нет -
    То нет им и причин. Мы доказали:
    Причина не содержит свой послед
    И из причины он не истекает. 

    И если тот исход не был создан,
    То вечен он, подобен он нирване.
    И как нирвана, постоянен сам,
    И всё, что сотворёно, - постоянно.

    Поскольку всё, что сотворёно, есть
    Лишь следствия. И значит, постоянство
    Непостоянству запрещает здесь
    Существовать, и у обоих шанса

    Чтоб быть, не существует. Потому
    Нет ни того, и ни другого звеньев.
    Но это же абсурд - и посему
    Мы отвергаем это положенье.

    [И снова, в сотый раз уж говорим],
    Что следствия причина не содержит,
    И из причин итог не сотворим.
    [Так вновь мы повторили то, что прежде]. 
     
    Ведь если бы причина создала
    Последствия свои, да из себя же,
    То не остановилась бы она
    И дальше бы ещё творила. Скажем,

    Плащ вызывал собою бы покров,
    А одеяло бы влекло сиденье,
    Повозка же - погрузку [для волов].
    В действительности все эти явленья

    Имеют не такой к себе предлог.
    И потому мы повторяем снова:
    Причина не содержит свой итог,
    И из неё он не был образован. 

    Тут можно возразить, что, мол, земля,
    Имеет дивный запах, но без ливня
    Его нам не учуять. [Отделя
    Условья от причины, эффективней

    Нам будет объяснить, в чём ты неправ].
    Неправ ты в том, что следствие могло бы
    Себя явить на свет, реальным став,
    Коль были бы условия особы. 

    Но не бывать тому, поскольку всё,
    Что называем следствием мы с вами,
    Уже явилось в облике своём
    И как реальность признаётся нами.

    Что сделано - то сделано уже.
    Кувшин своей причины не имеет,
    [Поскольку производственный сюжет
    Над ним долженствованьем не довлеет.

    И потому мы снова повторим]:
    Причина не несёт в себе итога,
    Как следствие кувшин не сотворим
    [И не имеет внешнего истока].

    Могли б мы рассуждать на тот манер,
    Причина проявляет, мол, предметы,
    Хотя не производит. Например:
    Что свет от лампы, [ночью разогретой],

    Кувшин, кровать и весь [домашний] скарб,
    [Как солнцем], освещает [и в безлунье].
    Однако не даёт для жизни старт
    Тот свет. [Так полагать - безумье].

    Не может он на свет произвести
    Своим сияньем ни кровать, ни вазу.
    [И потому должны мы отмести
    Сравненья света и причины сразу].

    И если все последствия всегда
    В причине пребывают как реальность,
    А после происходят, - как тогда
    Нам отличить, [что есть потенциальность,

    А что её явленьем предстаёт]?
    Ты делаешь меж ними различенье.
    И потому неверно, что исход
    Своих истоков есть произведенье.

    Теперь мы предположим, что исток
    В себе своих последствий не содержит,
    Но производит их. [Каков итог
    Быть мог бы рассуждений наших прежних?]

    Мы были бы обязаны сказать,
    Что то необоснованно сужденье,
    Поскольку можно было б сотворять
    Таким манером [всё без исключенья]:

    Две головы и три [иль больше] рук,
    Но это невозможно [по причине
    Того, что был бы замкнут этот круг
    И ничего б не произвёл поныне].

    - Кувшин имеет всё же свой исток
    В своих причинных замыслах, возможно. 
    Но мысль, чтоб и без них явиться мог, -
    Она в своей нелепости ничтожна.   

    - Нет разницы, кувшин или рука,
    Хоть третья, [хоть шестая], возникает -
    Всё нереально до тех пор, пока
    В своих частях исход не обитает.

    А он не обитает в них: кувшин
    Ни глина, и ни камень не содержат.
    Так почему из множества причин
    Мы называем те, каким привержен

    Наш ум? К чему причиной называть
    Для сыра молоко, для пледа - пряжу?
    Согласно рассуждениям, опять
    Причина в своих следствиях обяжет

    Из пальца появиться и коню,
    И пище, и повозке, и иному.
    [Пусть даже мир изменит суть свою,
    Мы рассуждать не можем по-другому].

    Ведь если же причины не таят
    В себе своих последствий хоть немного,
    Но производят их, тогда [подряд
    Буквально всё творить без меры могут]:

    Так пряжа сотворила бы ковры,
    И лошадей, и пищу, и повозки.
    Из ничего в итоге той игры
    Возникло б всё. [Вот в том-то и загвоздка],

    Что не реальны все они в своих
    Причинах. Потому ещё причина
    Не может не иметь как таковых
    Последствий со способностью отринуть

    Их из себя. Ведь не было б тогда
    Возможности у ней предельно ясно
    Производить эффекты без труда,
    Которые нужны ей. Не напрасно

    Из семечек мы масло достаём, -
    Не из песка. Ведь если бы причина
    И следствие не были бы вдвоём,
    Для масла подошла бы нам и глина.

    Ты мог сказать бы, что, мол, видел лишь,
    Как из  семян [работник] масло давит,
    А из песка не видел. Убедишь
    Меня в том заблуждении едва ли.

    Тебе [любой, кто знает мысли ход],
    Неубедительность суждений этих
    Покажет. Ищем масло наперёд
    Мы там, где оно было на примете -

    Но точно быть уверенными мы
    В его происхождении не можем,
    И потому искать обречены
    Лишь наудачу, [случай нам поможет].

    Теперь займусь опроверженьем я
    Не только единичного примера
    Причинности, но будет вся семья
    Причин отражена таким манером.
     
    Не можем заключить мы ни того,
    Причина что свой след в себе содержит -
    И производит из себя его;
    И ни того, что след в себе не держит

    Она - и всё ж собой его творит;   
    Ни то, что в разновидностях своих же
    Она и тот, и тот имеет вид,
    И след её всё ж ей самою движим.   

    Тут приводил пример про масло ты:
    Как из семян его [работник] давит.
    Так вот, [обманность этой простоты]
    Тебе пусть заблуждений не прибавит.

    Поскольку, если следствие в себе
    Причина не содержит, но его же
    Всё ж производит, - как понять тебе,
    Что был исход причиной той положен?

    Ведь если ничего в причине нет,
    Как ей произвести на свет хоть что-то?
    В чём состоит создания секрет?
    Как совершить движения [работу]?

    Не может в этом случае ни тот,
    Кто совершает дело, делать дело.
    Ни то, [что происходит], в свой черёд,
    Не может [самодействие] проделать.

    И нет различий между тех троих:
    Меж делающим, делом и предметом
    Деяния. Ты не разделишь их
    И не найдёшь на свой вопрос ответа:

    Раз следствие уже реально, есть,
    То отчего б ему возникнуть снова?
    И как нам сделать различенье здесь
    Меж ними всеми? Где на то основа?

    Ты можешь возразить, что если мы
    Не можем различить творца, и дело,
    И действие, и наши их умы
    Перемешали вместе [неумело] -

    То и причина не несёт итог
    В себе. Но то совсем не очевидно.
    Лишь если б ты принять различье мог
    Меж делом и творцом - то было б видно,

    Что прав ты при наличии причин.
    Но нет их всех: все три [безмерно] пусты.
    И твой их отрицания почин
    Лишь укрепил меня в моём искусстве:

    Итак, прав я. И аргументы все,
    Что приводил ты для своих суждений,
    Меня же убедили в правоте
    Себя, а не твоих на то сомнений.

    Итак, я утверждаю всё же, что
    Необоснован тезис о причине:
    Она, мол, не содержит ничего,
    Но производит следствия и ныне.

    С другой же стороны, вот если б кто
    Считал, что свой исход она содержит, -
    Твой довод был бы против и него.
    [И мы тебя в той мысли не поддержим].

    Но я не говорю, причина, мол,
    Содержит своё следствие в себе же.
    Твой потому я довод и отмёл,
    Как и всё то, что ты сказал мне прежде.

    Необоснован тезис также твой
    О том, что [двусоставна суть] истока:
    Что он исход в себе содержит свой
    И не содержит - но творит ко сроку. 

    Ведь что включёно и исключено -
    То по природе разные деянья:
    С другим не может вместе быть одно,
    Как не бывать хожденью со стояньем,

    Как не бывать сиянью с темнотой,
    Страданью с удовольствием, а делу
    Вязанья с распусканием - собой
    Они несходны [в сути] до предела.

    И потому тот повод, что исход
    Одновременно их в себе содержит
    И исключает, не произойдёт.
    Мы изучили те вопросы прежде.

    И потому происхожденью из
    Причины, не имеющей последствий,
    Не быть. [И хоть путь мысли наш волнист,
    Ты должен видеть цепь несоответствий].

    И если свой исход она несёт,
    То всё равно не быть ему на свете.
    [И доказать смогли мы наперёд,
    Что тот же будет вариант и третий]:

    Что нет происхожденья из причин,
    Которые исход в себя включают
    И не включают. Вывод тут один:
    Все рассуждения наши полагают,

    Что нет происхождения ничему.
    И всё, что есть, - всё пусто [под луною].
    Всё пустота, что есть, и посему
    [Я здесь секрет особый не открою],

    Что нет вещей, [идей их тоже нет].
    Что есть и нет чего - всё в мире пусто.
    Каков про самость будет наш ответ?
    [Продолжим рассуждения искусство].

     

    Глава 3. Условия

    Условья для вещей установить
    Не можем мы, поскольку нет в них следствий.
    И в узком, и в широком смысле быть
    Причиной и не содержать последствий -

    То невозможно. Как же можем мы
    Здесь утверждать, что следствие исходит
    Из них? И что кувшины рождены
    [Из глин, или их мастер производит]?

    Кувшин как результат не в глине есть
    И не в руках, что глину эту месят,
    И если все причины перечесть -
    Их сумма результат не перевесит.

    Так можно ли сказать, что сей итог
    Произошёл [конкретно] от причины?
    - Что за условья выявить ты смог?
    - Четыре типа; пятый быть отринут

    Обязан. [Потому его отбрось].
    Условье раз - причинное условье;
    Условье два - последовательность;
    Условье три, [отвергнув многословье],

    Назвать я соответствием готов;
    Четвёртое - условие подъёма.
    [Вот ради этих четырёх шагов
    И был наш путь настолько трудоёмок].
     
    Итак, условья мы нашли с тобой:
    Причины, соответствия, подъёма
    И череды. [Теперь же наш настрой
    Итоги подвести, что нам знакомо].

    Причинное условие зовут
    Причинным, раз оно всё производит:
    И то, что уже сделано [вот тут],
    Что будет, и что только происходит.

    Условье череды назвали так,
    Поскольку неизменно заставляет
    Оно идти всему за шагом шаг
    И выбора собой не оставляет.

    Условьем соответствия назвал
    Я то, что обеспечивает карму,
    И без чего никто б собой не стал:
    Без речи, тела и ума плацдарма.

    Условье кульминации подъём
    Всех остальных условий производит.
    Мы основным за то его зовём
    Для всех других: [оно их превосходит].

    Четыре те условия дают
    Нам знать, что следствий нет своих в причине.
    Ведь если бы они уж были тут,
    То даже без условий были б ныне.

    В действительности нет их без причин,
    Как нет в условьях, что мы доказали.
    И вывод можно сделать лишь один:
    Что есть и там, и там они едва ли -

    Ведь наши рассужденья привели
    К противоречью. Подведём итоги.
    Последствий нет в условьях, справедлив
    Тот вывод и для комбинаций многих

    Условий. Как при этом можем мы
    Здесь утверждать, что следствие исходно
    Из них? Предположить тут мы должны,
    Что не-условья будут в том пригодны.

    Ведь если следствий нет в условьях их,
    И всё ж из них они потом берутся,
    То суть в существовании других
    Причин, что не-условьями зовутся.

    И если говорят, что следствий нет
    В условьях, но они оттуда родом,
    Должны мы на вопрос найти ответ,
    [Который только что был нами подан]:

    Что если производятся они
    Из не-условий? Но на то мы скажем,
    [Что как условья ты ни назови:
    Хоть так, хоть так, - мы всё равно докажем],

    Что нет в них следствий, потому и нет
    Самих условий, что их производят.
    Нет следствий - нет условий, - [вот ответ,
    Который к нам логически приходит].

    Поскольку все условия всегда
    Первичны к своим следствиям всецело.
    Наш вывод: о пустотности тогда
    Мы снова можем речь продолжить смело.

    И так как сотворённое пусто,
    Пусто и нетворёное [без фальши].
    Так может ли быть самость? Вот про то
    Продолжим рассуждения мы дальше.

     

    Глава 4. Признаки

    Итак, все вещи пусты. Почему?
    Ни те, ни те в природе не имеют
    Тех признаков, которые всему
    Придали б непустотности идею.

    Так как их нет - то вещи все пусты.
    Всё то, что есть, не признаком творится.
    - О чём сейчас ведёшь сужденья ты?
    - О том, на чём хочу остановиться

    На этот раз: на признаках вещей.
    Отмечен бык острейшими рогами,
    На кончике хвоста имеет шлейф
    Густых волос - и вот опознан нами

    Как бык. Кувшин имеет свой объём,
    Дно плоское и маленькое горло,
    [Мы через это горло воду льём],
    Оно кругло, края его обтёрты -

    Всё вместе мы кувшином признаём.
    Колёса, ось, оглобли - вот повозки
    Часть признаков, по ним мы и поймём,
    Что это [инструмент для перевозки]. 

    Имеет человек глаза [и рот],
    И голову, и тело, и суставы,
    И позвоночник, и [упругий свод]
    Стопы, и руки, [и покров кудрявый] -

    Вот признаки его, по коим мы
    Его определим как человека.
    [Однако все они приобщены
    К нему извне, подобно краске некой.

    Поскольку и без них он был бы он].
    Возникновенье, длительность, кончина -
    Вот признаки, [которыми клеймён
    И отличён в различных величинах

    Предмет от всех, кто также сотворён].
    - Так были ли когда-либо приметы
    Сотворены [из небытья времён]?
    Иль все характеристики предметов

    Несотворёны? - Кто произведён,
    Имеет три отличья от иного.
    И не имеет признаков, коль он
    Несотворён, - и не бывать другого.

    [И если мы сейчас с тобой найдём,
    Что некий акт имеет три приметы,
    Творёным мы считать его начнём,
    И нетворёным, если в нём их нету.

    И если есть в возникновенье то,
    Что счесть его творёным полагает,
    То мы признаем признаком его,
    Что сотворён. Иначе не бывает].

    Возникновенье если творено,
    Три признака оно тогда имеет:
    Возникновенья, длительности до...
    И разрушения, [что всем владеет].

    И эти же три признака его
    Должны иметь такой набор в себе же -
    И так без края, до конца всего,
    [Насколько б ни был этот край безбрежен].

    Всё то же в полном праве мы сказать
    Про длительность и про конец предметов
    [И сущностей. Иными им не стать.
    Иначе невозможно было б это].

    Само возникновение должно
    Три стадии иметь в своём развитье:
    Возникновенье, продолженье до...
    И окончанье - [полное сокрытье].   

    И если нет в нём признаков таких,
    То как считать его же сотворённым?
    И как считаться признаком других
    Оно могло б вещей произведённых?

    Посмотрим дальше: различаем мы
    Возникновенье и иные фазы
    Отсюда сделать вывод мы должны,
    Что факт возникновения доказан.

    Но что не сотворёно, то иметь
    Тех фаз не может: воедино слиты
    Они. Не можем мы их разглядеть -
    То, значит, вещи не были [развиты]

    И не возникли. То же доказать
    Мы можем для конца и продолженья.
    И потому обязаны сказать:
    Все фазы пусты, [нет у нас сомненья].

    И потому творёное - пусто.
    И также пусто всё, что нетворёно,
    Поскольку с тварным связано оно
    Тем, что через него определёно.

    Так пусто всё, что есть и чего нет,
    А то, что нетворёно, [дважды пусто].
    [Таков мой здесь логический ответ
    На твой вопрос, мне заданный искусно].

    - Ты говоришь, что каждый признак сам
    В себе имеет признаков триады.
    Тем самым как регресс указан нам
    Тот путь, что рассужденьем этим задан.

    Тогда возникновение не есть
    То, что творёно. [Но, однако, можем,
    Иной подход мы обозначить здесь
    И наши рассуждения продолжить].

    Что если есть первичное [звено:
    То, из чего возникло всё в цепочке]?
    Исток возникновения оно,
    [Всё остальное - только оболочки].

    Возникновенье происходит от
    Первичного сего возникновенья. 
    Первичное же свой черёд ведёт
    От факта своего же появленья,

    [Поскольку суть его в том, что процесс
    Оно само, а не исход процесса].
    Явлений семь имеют место здесь:
    1. Предмет, 2. Возникновение [эксцесса],

    3. Его теченье и 4. Его конец,
    5. Возникновение возникновенья, 
    6. Течение теченья, 7. Наконец,
    Крушенье краха этого явленья.

    Первичное явленье породить
    Способно остальные шесть явлений
    И кроме самого себя явить
    Их всех. Притом процесс возникновенья

    Рождает факт первичный из себя,
    Создав его на свете появленье,
    И череду всё ту же соблюдя,
    [Вторичное] даёт произведенье.

    Вот потому отсутствует прогресс,
    Хотя всё друг из друга сотворёно.
    [У нас в наличье - круговой процесс].
    Всё то же может быть проговорёно

    И для теченья, и затем - конца.
    - [Давай дадим свой ход сомненьям этим.
    Возьмём сейчас с тобой для образца
    Возникновенье снова и отметим],

    Что если появление его
    Рождает факт первичного явленья,
    То что же есть тогда оно само
    И как идёт его возникновенье?

    [Ведь если А собой рождает Ц,
    То как из Ц потом мы А получим?
    Ведь то, что получается в конце,
    Есть следствие, а не причина. Лучше
     
    Рассмотрим всё подробно по шагам].
    Возникновенье появленья может
    Создать собой первичное - [и нам
    Сей факт для рассуждения поможет, 

    Поскольку из первичного теперь
    Мы получить хотим возникновенье],
    Но не получим: [как его ни мерь,
    Оно не есть первичное явленье].

    Поскольку было произведено
    [И из себя итог не породило.
    Так значит, не первичное оно,
    И так его назвать напрасно было].

    Оно не породило из себя
    Возникновенья, как мы рассудили,
    [Первичным называлось оно зря,
    И все слова напрасны эти были].
     
    А если всё ж первичное теперь
    Рождает из себя возникновенье,
    То как ему возможно, [ты проверь],
    Не быть его причинной как явленьем?

    [Ведь начинали мы как раз с того,
    Что из него творение исходит,
    Но после рассужденья моего
    Мы видим, что того не происходит].

    Не могут два высказыванья быть
    Одновременно истинными оба:
    Первичное способно породить
    Процесс возникновенья особый -

    А то при этом создаёт его.
    Поскольку раз одно из них первично,
    То всё и происходит из него,
    И не бывать ему при том вторичным.

    Ведь чтобы породить свой результат,
    Оно должно уж быть произведёно,
    Но если его нет, откуда взят
    Сам результат [по логики закону]?

    Не может быть и так, чтоб в тот же миг,
    Когда один на свете возникает,
    Другой одновременно с ним возник,
    Собой при этом первого рождая.

    Поскольку не рождённое пока
    Ничто на свет собой не производит:
    Его ведь нет. [И логика легка
    Понять теперь, что так не происходит].

    И раз возникновение ещё
    На свет само всецело не явилось,
    Первичному явленью запрещён
    Рожденья акт: то не осуществилось.

    Гипотеза не может верной быть
    О том, что возникающее тут же
    Свои приметы может породить.
    В примере с светом это обнаружим.

    Ведь светит он и освещает всё:
    [Жилища, вещи], разные предметы,
    И сам собою, вроде, освещён.
    [Однако ложно утвержденье это]. 

    Зовём мы освещеньем то, что тьму
    Уничтожает, [не оставив следа].
    Но светит как оно? [Вот и веду
    О том я дальше не спеша беседу].

    Нет тьмы у света - [нет её тогда,
    Когда он светит, всё вокруг меняя].
    Нет тьмы в пространстве - [даже и когда
    Ничто его собой не озаряет].

    Основа света не содержит тьмы.
    [Тьма чужда свету, свет ей не присущий].
    Так как же можем говорить здесь мы
    О том, что свет, [извне себя берущий],

    Тем освещает вещи и себя?
    Ведь он не отнимает тьмы предметов
    И, [правило всё то же соблюдя],
    Не отнимает темноту у света.

    Не освещает свет ничто вокруг:
    Ни вещи, ни себя. И потому мы
    Признать не можем световых заслуг
    По освещенью, то пустые думы.

    - Свет убивает при включенье тьму. 
    И потому тьмы нет ни в нём, ни в месте.
    [Собой он губит тьму - и посему
    За тьмы уничтожение ответствен].

    - Как свет способен уничтожить тьму?
    Он не соприкасается ведь с нею,
    И при включенье не бывать ему
    В контакте с тьмой. [И потому мудрее]

    Нам рассуждать, что свет не губит тьму.
    А если он изгнать её умел бы,
    Не прикасаясь, -  то дано ему
    Ей нанести предельные ущербы:

    Убить собой до полного конца.
    Ведь если полагать, что свет умеет
    Не приближаясь [до её лица],
    Тьму сделать меньше, [глуше] и мертвее,

    То он уже давно бы сделал так.
    Однако зажигая лампу ночью,
    Не видим мы, что полностью весь мрак
    Она бы разнесла при этом в клочья.

    И потому твой тезис, будто свет
    Способен уничтожить тьмы наличье,
    Необоснован. [Вот такой ответ
    Мы предъявляем, рассудив логично].

    Идём же дальше. Если сам себя
    Свет освещает и ещё предметы,
    То, всё собой без счёта погребя,
    Закрыла бы и тьма подобно свету.

    [Поскольку одинаковы они:
    Подобье их - в их противоположье].
    И оба по причине той могли
    Объять себя и всё, что только можно.

    [Но этого ведь нет]. И потому
    Твоё предположение напрасно.
    [Ни свет собой не побеждает тьму,
    Ни тьма для света не таит опасность].

    Здесь следует заметить: если [факт]
    Возникновения не состоялся,
    То породить себя сумеет как
    Оно в дальнейшем? Если же случался,

    То для чего ему рожденье вновь?
    Зачем ему ещё раз повторяться?
    [Своё вниманье здесь ты приготовь].
    Как только собирается рождаться

    Возникновенье, выглядит оно
    Иль так, как если бы уже явилось,
    Иль так, что появиться суждено,
    Но до сих пор явленья не случилось.

    И если выбирать нам вариант,
    В котором появленье не случилось,
    Но всё ж случится, [никакой талант]
    Здесь не покажет, как бы это сбылось. 

    Поскольку не рождённое ещё
    На свет не производит ни другого,
    И ни себя. А если мы сочтём,
    Что варианта нет у нас иного,

    Как выбрать то, что [факт] явленья дан
    Нам в совершённом виде и затем он
    Явиться вновь на свет имеет план, -
    Какая цель была б у той проблемы?

    Рождённому себя не повторить,
    А в сделанном уже нет сил для дела.
    И потому возникновенью быть
    Не суждено. Такие же пределы

    Мы можем дать для признаков других:
    Для длительности и для разрушенья.
    Как не творят они себя самих,
    Так и к предметам нет у них решенья.

    И ты неправ, когда ты говоришь
    Что все они - творения приметы.
    Посредством них ничто не сотворишь:
    Ни их самих, [ни факты], ни предметы.

    И потому творёное пусто.
    А раз пусто творёное - то пусто
    И то, что было не сотворено.
    Здесь про нирвану речь вести искусство

    Мы можем, так как есть она сама
    Крушенье сотворённого [в сознанье],
    И потому нирваны суть пуста.
    [Рассмотрим дальше эти основанья].

    Ни порожденье, ни бытье, ни крах
    Не могут быть приметами творенья.
    Однако и без них ничто [в веках]
    На свет своё не явит появленье.

    То, чего нет, не признак ничему.
    "Отсутствие же признаков" - тем боле.
    Определить нирвану посему
    Не можем мы как не-наличья долю.

    Как мы найдём тот признак, по чему
    Определить отсутствие мы сможем
    Всех признаков? Ведь именно ему
    Знак признака в том случае положен.

    [И если мы предмет опознаём
    По признакам, которых в нём же нету,
    Как знаем мы, что речь идёт о нём -
    Не о другом, что эти же приметы

    В себе не держит?] Признаки собой
    Определяют [качества] предметов.
    И если нет их - то предмет такой
    Не познаваем, [невозможно это]. 

    Тут можно было бы сказать и что
    Тот признак на особую одежду
    Похож, где "поле признаков пусто",
    Где нет своих особенностей между

    Одной одеждой и ещё такой. 
    [Одежде той названье - униформа].
    Ход к этому [практический] простой,
    [Но ложна здесь теории платформа.

    Об этом говорили мы уже,
    Что раз предмета два неразличимы,
    Из них второй - бессмысленный сюжет:
    Нет смысла быть ему производимым].
     
    Всё различимо в признаках своих,
    Аналогично длительность, и порча,
    И появленье - вот приметы их.
    [Рассмотрим и не-признаки здесь зорче.

    Так, предположим,  можно говорить],
    Что не-возникновение, не-порча,
    Не-длительность [имеют смысл] "не-быть".
    [Но я бы был здесь более разборчив]

    И этот факт нирваной не считал.
    Так как условья для творенья пусты:
    Возникновенье, длительность, финал
    Всё пусто, - и творения искусство

    По ним мы вовсе не определим, - 
    Как можно заявлять тогда, что можно
    Несотворённое познать по ним?
    [То утвержденье очевидно ложно].

    Так по каким [конкретно] из примет,
    Которыми владеют все предметы,
    Уже произведённые на свет,
    Узнаешь на вопросы ты ответы?

    Как признаков отсутствие нам даст
    Предполагать, что это тоже признак -
    Не-сотворенья? [Мысли той балласт
    Из нашего ума быть должен изгнан]:

    Твой тезис, что одежда без примет
    Есть образец "беспризначной" нирваны,
    Необоснован. И опять ответ
    На твой вопрос, о признаках заданный,

    Всё тот же: сотворённое пусто,
    И также пусто то, что нетворёно,
    Пуста и самость. Вывод здесь простой,
    Что пусто всё, что нами рассмотрёно.

     

    Глава 5. Характеризуемое и нехарактеризуемое

    И вновь: все вещи пусты. Отчего?
    Характеристик для вещей нет вовсе -
    Как в случае присутствия того,
    Что признак есть, так и в ином вопросе.

    Что признак характеризует в них?
    [Что исполняет функцию оценки?]
    Ведь если признак есть в вещах самих,
    Зачем бы им ещё иметь оттенки

    Характеристик признаков своих?
    Возникла б в этом случае проблема:
    Два разных типа качеств было б в них -
    Что есть, и те, что [мы привносим в схему

    Конкретно с целью] вещи описать.
    Поэтому что функция такая
    Присутствует, не [можем мы сказать].
    Когда же ситуация другая,

    Когда нет вовсе признаков вещей,
    Тем более [сказать мы то не можем].
    Что ж может не иметь таких ролей
    И, несмотря на то, играть их всё же?
     
    Имеет слон два бивня, хобот, хвост
    С метёлкой на конце, тарелки-уши,
    Большие ноги, голову и рост,
    Большой живот [и складчатую тушу] -

    По ним слона мы и опознаём.
    Без них слона слоном бы мы не звали.
    Про лошадь речь же мы тогда ведём,
    Когда торчком мы уши увидали,

    Копыт две пары и метёлкой хвост.
    Без признаков таких кто был бы это?
    Итак, ответ один на тот вопрос:
    Нет характеризации предметов

    Как функции. И быть не может - есть
    При том ли признаки у них иль нет их.
    И кроме этих вариантов здесь
    Не может появиться ещё третий.

    Так как, [увы], нет функции того,
    Что вещь характеризовать могло бы,
    То характеризуемым ничто 
    Не может быть. Так как назвать им чтобы

    Хоть что-то мы могли, оно должно
    Ряд признаков иметь - характеристик. 
    Но нет их. [Нами то уяснено,
    И потому мы путь должны расчистить

    Для пониманья]: признаки пусты,
    Пуста без них и признаков основа.
    Все вещи пусты. Кроме пустоты
    Нет ничего. Мы доказали снова:

    Нет сущностей, и антиподов их -
    Не-сущностей поэтому не может
    Быть тоже. [Содержание любых
    Вещей по той причине невозможно].

    И сущность, и не-сущность - всё пусто.
    И всё, что сотворёно, так же пусто.
    И про иное мы узнали, что 
    Всё только пусто. [Наших дум искусство

    Нас привело к тому же, что всегда:
    Что кроме пустоты ничто не суще],
    И самость - это тоже пустота.
    [А полнота лишь пустоте присуща].

     

    Глава 6. Тождество и различие

    Опять: все вещи пусты, [повторим],
    Поскольку признак не одно и то же,
    С тем, характеризуется что им, -
    Но и ему не противоположен.

    И так как не различны [сути их],
    Но и не одинаковы при этом,
    Как можем мы установить для них
    Существованья верные приметы?

    Неотличимы признаки всегда
    От характеризуемого ими,
    Но и не идентичны никогда
    Ему они [и могут быть любыми].

    Не установим тождество мы их,
    Не установим также и различья,
    И о вещах не сможем никаких
    Сказать того, что есть они в наличье. 

    Поэтому всё пусто, [как всегда]:
    И признаки, и то, чему присущи
    Те признаки, - всё только пустота,
    Как пусто всё, что в этом мире суще.

    - Однако признак виден нам всегда,
    Как и предмет его образованья.
    Так почему установить тогда
    Мы всё ж не можем их существованье?

    Ты говоришь, что признак и предмет,
    Им характеризуемый, не разны,
    Но и не одинаковы. [Запрет
    На их сравненье ты создал напрасно]: 

    Ведь можешь ты сказать о них и то,
    Что часть из них бесспорно идентична,
    Другая ж не имеет ничего
    С ней общего и потому отлична.

    Сказать ты можешь также обо всём,
    Что роль оно двоякую играет:
    Что характеризуемое в нём,
    То и как признак тоже выступает.

    К примеру, "быть сознательным" - вот есть
    Сознанья признак: без сознанья акта
    Сознательным мы не могли бы счесть
    [Такой объект]. А для признанья факта

    Чувствительности нужен признак чувств -
    Акт ощущенья, без него нет чувства.
    [И не содержит никаких безумств
    Простых суждений логики искусство]:

    Сей признак идентичен здесь тому,
    Что характеризует он собою.
    [Но это не единственно, к чему
    Мы обратим свой взор сейчас с тобою].

    Ведь Будда говорит, что перестать
    Желать что-либо есть нирваны признак.
    Аcравы суть - желанья сотворять;
    А анаcравы - в том, чтоб прекратить их.

     Тот, верой кто ведом, имеет три
    Особых метки. То желанье истин,
    Желанье быть с хорошими людьми,
    Желанье благоденствий без корысти. 

    В тех признаках есть кармы тела суть:
    Они себя как внешнее являют.
    Для веры же иной начертан путь -
    Путь внутренний, что разум представляет.

    Здесь признаки и то, чему они
    Принадлежат, уже не идентичны.
    [И третий вариант тут осветим
    В сужденьях наших]: признаки частично

    Быть могут тем, чему принадлежат.
    Пути примета - верное воззренье,
    Оно же и сам Путь. [И результат
    Такой же будет при другом сравненье].
     
    Возникновенье, длительность и крах
    Суть признаки предметов сотворённых.
    [Но ведь предмет, что держим мы в руках,
    Лишь через них для жизни воплощённый].

    Так что частично могут совпадать
    И признаки предметов и предметы.
    [В их парных отношениях опять
    Трёх вариантов видим мы приметы].

    Так признак может полностью совпасть
    С тем, что собою характеризует,
    Иль совпаденья может быть лишь часть,
    Иль совпадать не будет подчистую.

    И этим опровергнуть можем мы
    Твой тезис, что поскольку рознь и родство
    Не будут нами определены,
    Не будет определено и сходство

    У признаков и у того, чему
    Они присущи в [сущности] предметов.
    [Твой тезис - ложный тезис посему,
    И доказать здесь удалось мне это].

    - Не обоснован тезис твой о том,
    Что признак может совпадать с основой.
    [Сознание мы признаком зовём 
    Сознательного только лишь условно].

    То, что способны мы определить
    Чрез признаков посредство, - их основа;
    Роль признака - лишь инструментом быть
    Её познанья. [Эта мысль не нова],

    Что вещь себя не может опознать:
    Себя коснуться палец не способен,
    И глаз себя не может увидать.
    И потому основе не подобен

    Ни единичный признак, [ни набор
    Из признаков её]. Не обоснован
    Твой тезис. [Дать смогли ему отпор
    Мы здесь, и нами был он забракован].

    Посмотрим дальше. Если признак есть
    То самое, что и его основа,
    Как будем мы различья делать здесь?
    [Границу установим где мы снова]?

    Ведь если признак и основа суть
    Одно и то же, следствие с причиной
    Не можем мы по смыслу разминуть -
    [Они в одну сливаются картину].
     
    Причина - это признак, а исход
    Из признака есть следствие его же:
    Что характеризует признак тот,
    То есть последствие. Они не схожи.

    И оба не являются одним.
    Поэтому назвать их тем же самым
    Неправильно. Мы их не породним.
    И тезис твой признаем ложным прямо.

    Ты говоришь: нирваны признак дан
    Нам как конец желаний [однозначно],
    Но не желанье. [Посуди же сам:
    Пример твой совершенно неудачный].

    Когда само желанье назовём
    Мы признаком нирваны, наше дело - 
    Сказать, что мы отличья признаём
    Промеж характеристикой и телом.

    А если мы решили полагать
    Тем признаком отсутствие желанья,
    Тогда мы их не сможем различать, 
    [И вывод твой - пустое восклицанье].

    Ты говоришь, что верующий сам
    В себе имеет трижды веры признак.
    [Но я тебе такой вопрос задам]:
    Без признаков он был бы к ней причислен?

    [В действительности] верующий есть
    Сам признаки: он признакам тождествен.
    Когда их нет - то нет и веры здесь,
    А с верой результат другой естествен: 

    "Он сам есть вера". Более того,
    Не можем различить мы признак с тем, что
    Он характеризует - для сего
    Должны б мы были обрести надежду

    На бесконечный признаков регресс,
    На то, что признак сам имеет признак,
    А тот ещё, ещё... Но сей процесс
    Недопустимым нами будет признан.

    - Как освещает свет себя и всё,
    Что было им задето и согрето,
    Так к признаков мы свойствам отнесём
    Способность к описанию предметов.

    - Пример со светом, что как будто мог
    Всё осветить, включая и себя же,
    Был опровергнут ранее. [Итог
    Тех рассуждений мы найти обяжем

    Тебя], чтоб не противоречил ты
    Своим сужденьям, приведённым раньше.
    Ты говорил, что признаков черты
    Различны с вещью, - рассуждая дальше,

    Ты говоришь теперь, что признак мог
    Характеризовать ещё предметы.
    Твой переход в суждениях не строг,
    Не обоснован. [Мы не примем это].

    Ты говоришь ещё, что признак - часть
    Того, к чему относится всецело.
    И здесь опять не удалось попасть
    Тебе в свою мишень, поскольку дело

    Всё в том,  что опровергли мы уже
    И тождество, и всякие различья. 
    [И в этом диалога вираже
    Пора признать уже категорично]:

    Не может идентичным признак быть,
    Тому, что означает он собою. 
    И разницу меж ними подтвердить
    Нам невозможно. Потому одною

    Лишь мыслью можем подвести итог.
    Всё пусто в мире: признаки, предметы,
    И всё, о чём ещё сказать я смог.
    [На том закончим размышлять об этом]. 

     

    Глава 7. Бытие или небытие

    Опять: все вещи пусты. Отчего?
    Небытие и бытие не могут
    Ни вместе, ни отдельно [от всего]
    Существовать хотя бы и немного.

    Не может бытие с небытиём
    Явиться [нам], не может без него же.
    А если оно было бы при нём,
    То было бы всегда лишь им. [Изложим

    Подробней эту мысль]: они всегда
    Друг [против] друга противоположны.
    [И если бытие есть, то тогда
    Небытия наличье невозможно].

    Одно не может вместе их включить.
    Есть жизнь - нет смерти, верно и обратно:
    Нет смерти - значит, [длится] время жить,
    Мы это обсуждали многократно.

    Сказать ты можешь: нет ошибки в том,
    Что бытие без небытья возможно.
    Но эту мысль [мы ложной назовём],
    Поскольку в самом деле она ложна. 

    Как может бытие без небытья
    Существовать? Мы помним, что являют
    Семь факторов немедленно себя,
    Как только что-то в мире возникает.

    Нам Абхидхарма говорит о том,
    Что бытие с непостоянством вместе
    Являются на свет. [Так назовём]
    Непостоянства признак, он известен:

    Тот признак - разрушение всего,
    И потому оно так и зовётся.
    И бытие не может без него
    Существовать: [им на двоих даётся

    Тот признак]. И когда б оно могло
    На свет явиться вместе с антиподом,
    То им всегда и было бы оно.
    [Но у него не та совсем природа]:

    Ведь если бытие есть небытье,
    Тогда откуда длительность явится?
    Она ведёт [константы] в забытье -
    [Непостоянство же осуществится].

    Однако знаем: длительности есть,
    [И потому, быть может, небытийно
    То бытие]? Противоречье здесь
    Мы видим. [Рассуждая не стихийно,

    Пришли мы здесь к тому, что] переход
    Как длительность - для бытия условье.
    А для того - непостоянства ход
    В наличии быть должен. [В послесловье

    Я новый жду теперь ещё вопрос]. 
    - Непостоянство бытию присуще,
    Но спит. [И только если есть запрос,
    Оно свою на свет являет сущность].

    Оно приходит в действие тогда,
    Когда бытье [готово] к разрушенью.
    Возникновенье, длительность всегда,
    Как и распад, ждут своего свершенья.

    К возникновенью если есть акцент,
    То бытие немедля возникает,
    Для длительности после есть момент,
    А следом разрушенье наступает.

    Распад есть перехода мастерство
    К возникновенью, и затем [к движенью]
    Как длительности; после - торжество
    Финала [как конца преображенья].   

    Непостоянство властвует во всём
    И делает возможным все явленья,
    Которых мы четыре признаём.
    [Они-то и приводят к разрушенью].

    Поэтому, хотя в предметах есть
    Непостоянство, мы назвать не можем
    Его небытием. [Так как же здесь
    Мы диалог о бытии продолжим]?

    - Ты говоришь: непостоянство есть
    Уничтоженья признак, и причина
    Его есть в бытии. [Однако взвесь,
    Откуда происходит та кончина].

    Ты говоришь, что бытие с своим
    Уничтоженьем происходит снова
    И, разрушаясь постоянно им,
    Мол, из него же черпает основу.

    Однако [сильно противоречив],
    Абсурден даже, тезис о возможном
    В один момент существованье их.
    [И тезис этот однозначно ложный].

    Ты говоришь: непостоянства ход,
    Который отмечается в предметах,
    Оттуда же рождение берёт,   
    Где длительность. [И ты уверен в этом].

    Однако разрушенью не бывать
    В то время, когда нечто ещё длится.
    И длительности нам не увидать,
    Коль что-то к разрушению стремится,

    Поскольку их антагоничен ход:
    Есть длительность - распада нет. Напротив,
    Когда распад в предмете уж идёт, 
    Вы длительностью то не назовёте.

    И потому ошибся снова ты:
    Непостоянство вещи не первично.
    [Лишь четырёх примет есть в ней черты,
    Но не его. Иное не логично.

    Возникновенье, длительность, распад
    И разрушенье - вот её приметы.
    Но и они в той вещи не царят,
    Мы говорили ранее об этом].

    Пусть, предположим, порождён предмет
    С непостоянством. Есть ли в нём примета
    Распада? [И на это мой ответ:
    Без оснований допущенье это].

    Непостоянство - признак, что есть крах
    Того, что есть, [а значит, больше нету
    Того, что есть]. Но не найти в вещах
    Едва-едва рождённых признак этот.

    Когда же вещь живёт, то снова нет
    Тех признаков, что возвестят кончину.
    Мы не находим в вещи их примет.
    Так как же нам судить об их причинах?

    Где нам непостоянство отыскать?
    Возможно, мы в сознанье обнаружим
    Его следы? Сознательным чтоб стать
    [И знать составы четырёх жемчужин],

    Необходимо "пребывать в уме":
    Бытийствовать в сознательности надо.
    [А без того возможно лишь во тьме
    Наощупь продвигаться средь загадок].

    Всем нам дана способность ощущать -
    И ей благодаря мы ощущаем.
    Без этой же способности признать
    Должны мы, что чутьём не обладаем.

    Возникновенье - признак бытия;
    А невозникновение - не признак.
    У дления примета есть своя -
    То продолжительность. Не может признан,

    Однако, быть за признак антипод:
    Непродолжительность бытья приметой
    Никто из нас уже не назовёт.
    [Продолжим дальше разговор об этом].

    Распада признак в измененье есть,
    А неизменность - не [сигнал] распада.
    За признак смерти крах должны мы счесть,
    В отсутствии же краха он не задан.

    Любое разрушенье признак есть
    Непостоянства, а без разрушенья
    Непостоянства не найдём мы здесь.
    [И если в этом есть ещё сомненья],

    Непостоянство снова мы возьмём.
    Быть может, оно всё же разрушает
    Природу бытия, поскольку в нём
    Содержится и на него влияет?

    Не сразу, не в средине бытия,
    А ближе к окончанью, к завершенью.
    [Вполне возможна эта мысль моя
    О том, что] они вместе от творенья

    И вместе производятся на свет.
    [Непостоянство ждёт всего лишь мига,
    Чтоб проявиться. В этой мысли нет
    Противоречия. Но вся интрига

    В том, что] непостоянства признак есть
    Там только, где к концу приходит что-то,
    А значит, невозможно будет счесть,
    [Что были им заполнены пустоты],

    И что оно имелось в бытии,
    Чтоб позже провести его крушенье.
    Итак, [о том теперь слова мои],
    Что невозможно их разъединенье,

    Как и единство. Есть лишь пустота.
    Небытие в итоге пусто тоже.
    Все вещи сотворённые тогда
    Мы также быть пустотными положим.

    Что не творёно, то всегда пусто,
    И так как пусто всё, что мы считали,
    То пусто и живое вещество.
    [А мы продолжим рассужденья дале].

     

    Глава 8. Природа (Самосущее)

    Опять: все вещи пусты. Отчего?
    Поскольку нет у них своей природы.
    Читаем: изменения всего
    Возможны только через переходы,

    А значит, нет вещей, [расклад простой].
    Всё - пустота. Ведь если бы имели
    Они внутри себя порядок свой,
    То изменений не было б на деле. 

    Однако видим перемены в них.
    Поэтому природа не присуща
    Вещам. [И в проявлениях своих
    Они свою нам не являют сущность]. 

    Ведь если бы иметь они могли
    В себе самих [предданную] природу,
    То к ней бы их условья не вели,
    [И не влияли бы на их породу].

    Коль что-то производится на свет,
    Оно - творенье, значит, сотворёно.
    Природа же не создана, в ней нет
    Того, что быть могло произведёно.

    Природа вне причин [и следствий их],
    Поэтому [всецело] всё пустотно.
    - Коль вещи пусты, не найдётся в них
    Ни краха, ни рождения [ни йоты].

    А значит, истин нет страданья в них,
    Как нет и истин появленья тоже
    Страданий тех. И истин остальных:
    Страданий прекращенья - быть не может.

    Раз так, не может быть тогда пути,
    Ведущего к скончанию страданья.
    Все вещи пусты, нам в них не найти
    Следа жемчужин четырёх мерцанья.

    А если благородных истин нет,
    То нет и четырёх плодов шрамана.
    А значит, нет и святости. [Их след
    Не будет нами даже упомянут].

    Отсутствует и принцип мировой
    Порядка - [не найти его в предметах].
    Однако ложен тезис таковой,
    И верным быть никак не может это.

    А значит, вещи всё же не пусты.
    - Есть истины различные на свете:
    Условные - [те истины просты]
    Предельная - [тут сложность мы отметим].

    Предельную достичь мы можем лишь
    С опорой на условные вначале:
    Без них её [вовек] не разглядишь,
    [Не зря её предельной мы назвали].

    Без знанья относительности той
    Нирваны не достигнуть и в пределе.
    А кто не знает истин ни одной,
    Тот не познает интерес на деле -

    Ни свой, и ни других, и никакой.
    А если кто-то истиной владеет
    Из двух вышеуказанных любой,
    Тот сможет отыскать другую с нею.

    Но если ты предельной назовёшь
    Ту истину, которая условна,
    Себя ты тем на гибель обречёшь,
    [Поскольку лишь предельная основна].

    Причинности доктрина, что дана
    Нам буддами, зовётся максимальной
    Из истин - и всецело лишена
    Она хоть капли полноты реальной.

    Причинность самосущности неймёт,
    Она пуста, [как пусты все предметы],
    Но раз условье вещь не создаёт,
    Должна быть в ней самой природа эта.

    Не может в пяти скандхах быть примет
    Возникновенья, как и разрушенья.
    И если в скандхах их на деле нет,
    То нет непостоянства проявленья.

    А если нет непостоянства в них,
    То нет великой истины страданья,
    А значит, истин нет и остальных:
    Возникновенья боли, исчезанья.

    Они не могут быть в таких вещах,
    Природа чья их сразу не содержит,
    Ведь при любых для вещи временах
    Себя природа неизменной держит.

    И нет пути, [который бы привёл]
    К возможности отсутствия страданий.
    А значит, четырёх жемчужин в нём 
    Мы не найдём на этом основанье.

    И если четырёх жемчужин нет,
    То четырёх мы истин не имеем.
    Не знаем мы страдания [секрет]
    И методом отмены не владеем

    Страданий тех. Не знаем мы пути,
    Что к устраненью горести приводит.
    По этому пути нам не идти.
    Никто плодов шраманы не находит.

    И цели нет, и Сангха лишь мираж.
    Причинности нет истин, нет и Дхармы.
    И Будда - иллюзорный персонаж.
    Нет трёх сокровищ, [поглощённых кармой].

    А значит, отрицаем принцип тот,
    Который мироздания основа.
    Но это всё - абсурдный поворот,
    И потому все вещи пусты снова.

    А если есть природа у вещей,
    Не может быть ни появленья вещи,
    Ни разрушенья, ни плохого в ней,
    Ни дара, что нам был бы в ней обещан. 

    И если наказанья нет за то,
    Что мы дурным и мерзостным считаем,
    И нет вознагражденья за добро,
    Которое по праву ожидаем,

    То мир не может быть ничем иным,
    Как просто сценой, [где мы беззаботны].
    Поэтому признаем основным   
    Мы утвержденье: вещи все пустотны.

    И если говорится, что предмет
    Не самосущ, а создан иносущим,
    Тот истинным не может быть сюжет,
    [Лишь только ложь ему тогда присуща].

    Поскольку если он и иносущ,
    То как обрёл он бытие иного?
    Без самосущести он не живущ,
    Благодаря же ей в нём есть основа.

    Всё иносущее суть то, в чём суть
    Как иносущесть явлена на свете:
    Оно иного самосущий путь.
    [И если так, то снова мы отметим]:

    Раз самосущести не может быть
    Дано определения на деле,
    То иносущее определить
    Тогда б тем более мы не сумели.   

    И как не может вещь существовать
    Без самосущего иль без иного,
    То однозначно мы должны признать, 
    Что бытие не очевидно снова.

    А с ним и небытье определить
    Мы также затруднимся - и не станем. 
    И выводом должны мы заключить
    Сужденья наши тем же, что и ране:

    Все вещи сотворённые пусты,
    Несотворённые предметы тоже,
    Весь мир есть воплощенье пустоты
    И самость. [С этим дальше и продолжим].

     

    Глава 9. Причина и следствие

    Опять: все вещи пусты. Почему?
    Поскольку не берут нигде начала.
    Написано: последствий ничему
    Мы не найдём, хоть сколько б ни встречали

    Условий тех последствий. Оттого
    Не может быть причинности в итоге.
    Как следствие найдём мы для того,
    [Что повстречалось нам уже в дороге]?

    Ведь следствию нимало не бывать
    Внутри любых условий: порознь, вместе
    Мы взять бы их могли, - не может стать
    Последствием причина. [И известен

    Сей довод ещё с прошлых нам бесед].
    И без причин последствие, однако,
    Не происходит ниоткуда, нет.
    [Путь рассуждений будет одинаков]:

    Ведь если бы последствие могло
    Иметь свою причину от иного,
    То не производилось бы оно
    Причинными условьями сызнова,

    И их бы комбинации тогда
    Своих причинных функций не имели. 
    В условиях не видим мы следа
    Для их последствий. [Потому разделим

    С условьями последствие мы здесь]. 
    И раз его нет в них, и нет ещё где,
    [То нам необходимо предпочесть
    Тот вывод, что один лишь будет лёгок]:

    Всё пусто. Пусто следствие причин.
    Всё, что сотворено, то пусто, [скажем],
    И что несотворёно, то один
    Имеет признак: пустоту себя же.

    Раз вещь произведённая пуста.
    И пусто также всё, что не творенье,
    То самость - это тоже пустота.
    [А мы уходим дальше в размышленье].

     

    Глава 10. Творец

    И снова: вещи пусты. Почему?
    Поскольку невозможно для предмета
    Собой быть сотворенным самому,
    Другим, никем иль совместить всё это.

    Как сказано: не может быть того,
    Чтобы страданье самосотворилось,
    Не может быть причины у него,
    И без причины тоже не явилось

    Оно б на свет. Страданью потому
    Быть невозможно. Невозможно также
    Ему произведённым самому
    Собой же [оказаться хоть однажды],

    Ты спросишь, почему? Всё оттого,
    Что если создаёт оно себя же,
    Субстанцию свою из ничего
    Ему творить придётся. [Тут мы скажем],

    Что вещь не может из себя - себя
    Творить. Себя сознанью не придётся
    Осознавать, и палец, шевеля
    Самим собой, к себе не прикоснётся.

    И значит, ни о чём нельзя сказать,
    Что создаёт оно само себя же.
    И что иным творится, полагать
    [Ни на мгновенье] мы не можем даже.

    - Условья суть иное. Создают
    Они страданья. Это-то и значит
    "Быть созданным иным". Как можно тут
    Об этом говорить совсем иначе?

    - Когда назвать условия иным
    И полагать, что ими создаётся
    Страданье, [рассуждением простым
    Такой нам вывод сделать удаётся]:

    Страданье из условий состоит -
    А значит, их субстанцией имеет,
    Но если так, [то противостоит
    Их суть названью], ведь оно не смеет

    Иным считаться. Мы не назовём
    Иным кувшину глиняному - глину,
    Иным к браслету злато не сочтём.
    И то же рассужденье применимо

    К страданью и условиям. Они
    К страданию не могут быть иными,
    Поскольку из себя произвели
    Его. [Покончим рассужденья с ними].

    Не могут самосущего иметь
    Условья также: их не существует
    Самих в себе. Нельзя изречь, [заметь],
    Поэтому [интенцию такую],

    Что происходит следствие из них.
    Гласит Трактат [без лишних многословий]:
    Последствия условий хоть каких
    Не существуют, если нет условий.

    Страданью не дано произойти
    Ни из себя, ни из чего иного,
    И ни одновременно изойти
    Из этих двух причин. [Мы видим снова],

    Что эти два условия влекут
    Иллюзии двойного сотворенья:
    Себя самих страданья создают
    И из чужого следуют веленья.

    Поэтому никак не допустить,
    Что существуют разные причины. 
    И без причин страданию не быть,
    Поскольку время станет уязвимо.

    В писании написано про то,
    Как тиртхья голый Будду вопрошает:
    "Страдание собою создано?" -
    Хранит молчанье тот, не отвечает.

    "Почтенный!" - продолжает вопрошать
    [Нагой философ], - "Может быть, иное
    Могло тогда его причиной стать?" -
    И снова лишь молчанье гробовое.

    "Почтенный!" - [снова молвит сей мудрец], -
    "Быть может, оно создано двояко:
    "Собою и иным? [Дай, наконец,
    Ответ на то мне без утайки всякой"]. -

    И вновь молчок. [Чтоб истину добыть
    Вопрос четвёртый тиртхья произносит]:
    "Так может, нет причин ему, чтоб быть?" -
    И снова [ветер] тишину [приносит].

    Итак, поскольку Будда промолчал
    Четыре раза и не дал ответа,
    Выходит, как пустотность означал
    Своим мышленьем он страданье это. 

    - Но может быть, учение его
    Не в том, что пусто из себя страданье?
    И так учил он просто для того,
    Чтоб совершить спасения деянье?

    -  Пусть тиртхьи, [ошибаясь], говорят,
    Что человек - причина всех страданий,
    И самость тем [почти боготворят]:
    Незамутнёна самость, нет желаний,

    Забот, страданий, [как и счастья], здесь,
    Добро и зло имеют в ней причину,
    Кто понимает это - тот и есть
    Познанья самость, и её личину 

    Использует, чтоб сам творить добро,
    И зло, [и боль], и создавать страданье,
    И счастье в разных формах, - [как старо
    Об этой власти вечное мечтанье...].

    Воззренья их [не помогают им],
    И потому до Будды их дорога:
    "Страданье создано собой самим?" -
    Но Будда всё молчит [и смотрит строго].

    Не самостью страданье рождено.
    Ведь если самость есть его причина,
    То ей благодаря жило б оно,
    Но самость та была бы [как резина] -

    Непостоянна. Если вещи суть
    Причинны и из этого исходят,
    Они непостоянны. [Этот путь,
    Мы доказали, свойствен их природе].

    Последствия добра и зла тогда
    По сей причине просто б исчезали.
    И с брахманских деяний никогда
    Мы воздаянья бы не получали.

    Не быть освобожденью посему,
    Поскольку раз страданье самосуще,
    Без самости немыслимо ему
    Существовать - но кто тогда отпущен

    Окажется из-под страданий тех?
    И если и без самости страданье
    Образоваться может без помех -
    Не быть освобождению деянья.

    На деле же освобожденье есть.
    [Мы доказали длинной чередою
    Из слов, и фраз, и рассуждений здесь]:
    Страдание не создано собою.

    Страдание не создано иным.
    Как может породить другая самость
    Его и передать затем другим,
    [Чтобы вся суть его им доставалась]?

    Положим, оно создано иным,
    Что означает "создано Ишварой".
    Вопрос об этом Будде зададим,
    Хоть неортодоксальный он [и старый].

    Но Будда не ответит на него,
    [Что означает, что вопрос бессмыслен].
    Бог не создал страданье для всего,
    [Не следует касаться ложных истин].

    Страданье Богу противолежит,
    Оно ему инако по природе.
    В рождённом от коровы надлежит
    Искать лишь то, что есть в коровьем плоде.

    Ведь если твари им сотворены,
    Они ему должны быть и подобны,
    Так как отцу тождественны сыны.
    К тому же Богу вовсе не угодно

    Давать страданье собственным сынам,
    Которых он же произвёл для жизни.
    Поэтому [усвоить нужно нам]:
    В творении страданья нету истин.

    - Однако Богом всё сотворено,
    И счастье, как страданье, Богом дано,
    Но скрыто от сознания оно,
    [Страданьем затуманена нирвана].

    - Но если всё живое [на земле] -
    Созданья Бога, [то зачем ему же
    От них скрывать что-либо, как во зле?
    Зачем ему лукавство это нужно]?

    Не должен он страдания давать,
    Не должен сокрывать страданья счастьем.
    [Нет смысла нас возможности лишать
    Всё испытать, как есть и в одночасье].

    И те, кто поклоняется ему,
    Уж тем должны испытывать блаженство.
    В действительности видно по всему:
    [Нет в этом мире всё же совершенства].

    Ведомые не Богом, но людьми,
    Испытывают люди боль и счастье,
    И получают по делам они,
    И Бог не принимает в том участья.

    Бог самосущ, а значит, нет нужды
    Ни в чём у Бога. Если б он нуждался,
    Его бы Богом не назвали мы.
    Зачем же он твореньем [развлекался],

    Как маленький ребёнок, сотворив
    Себе игрушки из существ живущих?
    И как он сам вдруг оказался жив?
    Кем сотворён [владыка] всемогущий?

    Создать себя не в силах даже Бог:
    Ничто не может самосотворяться.
    А если б кто создать его и смог,
    Не мог бы самосущим он считаться.

    И если бы творец и, правда, был
    Бог всемогущий, то для сотворенья
    Препятствий никаких он не чинил:
    Всё сотворилось бы в одно мгновенье.

    Писание, однако, говорит:
    Бог захотел создать живущих многих -
    И вот аскезы разные творит -
    И вот создал теперь [членистоногих].

    И снова практикуется в делах -
    И вот создал летающих [пернатых].
    И снова в аскетических трудах -
    И сотворил людей и дэвов [всяких].

    И если в результате тех трудов
    [Процесс творенья вышел вместо акта]:
    Сперва ползущих видим мы [сынов],
    Затем - летучих, а затем [внезапно] -

    Людей и дэвов, - мы должны признать,
    Что не от Бога было их творенье,
    И карма - их отец, [она же мать] -
    Причинное их было появленье.

    И если Бог - творец всех тварей, - где
    Он сотворил их? Было ль это место
    Сотворено [по божеской нужде]
    Иль кем иным? [Нам это неизвестно].

    Быть может, место сам он сотворил,
    Быть может, оно создано другими,
    А он всего лишь очевидцем был -
    Но где он был, пока они творили?

    Так рассуждая, в бесконечность мы
    Уйдём от изначальных положений:
    Два Бога, два творения... [Должны
    Признать мы ложность этих рассуждений].

    Не Бог создал то, что открыто нам.
    Зачем ему аскеза, путь терзаний,
    Как будто просит он кого-то сам
    Об исполнении своих желаний? 

    Ведь если он нуждается в других -
    Просить о благосклонности творенья
    И жизнь свою аскезе посвятить,
    То он не самосущее явленье.

    И если изначально сотворил
    Он вещи, то они должны остаться
    Такими же, как он им быть решил,
    И не должны они потом меняться.

    Кто лошадью был создан Богом, тот 
    Так лошадью и станется навеки,
    А человек обязан, в свой черёд,
    Остаться неизменно человеком.

    Однако измененью подлежит
    Всё в этом мире, карма всем владеет,
    Поэтому признать нам надлежит:
    Не Бог создал всё то, что суть имеет.

    Ведь если Бог - создатель бытия,
    То в мире не должно быть прегрешенья,
    И потому расценивать нельзя
    Как святость никакого проявленья:

    Все проявленья и добра, и зла, 
    И красоты с уродством - божьи дети.
    Однако есть греховные дела,
    И есть дела святые [в этом свете].

    Не Бог создал [такой круговорот],
    Ведь если б он создал его, [наверно],
    Его любил бы каждый, [наперёд],
    Как любят сыновья отца безмерно,

    И уважал бы и ценил, любя,
    Но мы должны признать, что так не будет:
    Есть те, кто гонит бога от себя
    И ненавидит - ну а есть, кто любит.
     
    Всё это также Бог не создавал.
    Ведь если б мира он создал картину,
    То человеку или счастье дал,
    Или несчастье - но не половину.

    И потому должны признать мы то,
    Что Бог - [вне рамок нормы и морали]:
    Он вне любви, вне ненависти - но
    Быть самосущим может он едва ли.

    Мир, очевидно, он не создавал.
    Поскольку если б он создал всё это,
    Никто бы сам создателем не стал,
    Но сами существа творят предметы

    Своим уменьем. Бог не сотворил
    Добра и зла, они б иначе были
    Вне человека, но они внутри -
    Себя они страданьем проявили

    И счастьем. Если Богом рождены
    Они, то принцип мира был нарушен:
    И практики аскезы не нужны,
    И брахмана не стал бы подвиг нужен.

    Но это всё не так, и потому
    Мы признаём, что Богом мир не создан.
    Согласно [назначенью] своему
    Творец велик [поболее, чем звёзды],

    В сравненье с существами [под Луной],
    И все, кто практикует карму счастья,
    Обязаны бы по причине той
    Великими являться ежечасно.

    Однако величается лишь Бог.
    И всё же если б был он самосущим,
    То быть великим каждый тоже мог,
    Любой - из всех им созданных живущих.

    Но это всё не так. Признать должны
    Мы вновь, что вещи созданы не Богом.
    Да и никем другим не рождены.
    Иначе бесконечная дорога

    Нас уведёт в не-истину опять.
    Поэтому [служа природе истин],
    Ты снова должен полностью признать:
    [Из сказанного вывод лишь единствен]:

    Различные причины создают
    Весь мир вещей, [что нами осязаем],
    А Бога нет. Не он создатель тут
    Всего, что есть [и что ещё не знаем].

    Однажды еретик задал вопрос,
    Является ль страдание инаким -
    Но Будда ничего не произнёс:
    [Нет смысла отвечать тут тиртхьям всяким].

    Не может полагаться верным то,
    Что нечто две причины производят -
    Сужденье то иллюзиям равно,
    [К иллюзиям оно же и приводит].

    [Тот снова вопрошал]: причины, мол,
    В переплетеньях порождают вещи,
    [Из них весь мир-то и произошёл], -
    Но и на то ответ не был обещан.

    - Вот потому писанье говорит,
    Что ложны все причинные условья,
    Но полагать пустотным не велит
    Само страданье - [это пустословье].

    - Страданье происходит оттого,
    Что все четыре повода явились,
    [Их сочетанье породило зло,
    И в нём они совместно отразились].

    Их отрицать тождественно словам,
    Что, мол, страданье пусто. Почему же?
    Да потому, что кто причинен сам -
    Природой самосутью не нагружен.

    А всё, в чём самосути нет, - пусто.
    Страданье пусто, пусты все предметы,
    И существа, [и Бога естество,
    И всё, о чём мы говорили где-то].

     

    Глава 11. Три времени

    Опять: все вещи пусты. Почему?
    Поскольку для причины нет причины
    До следствия - предшествовать ему,
    Иль отставать, иль [путая личины],

    Во времени его сопровождать. 
    Событий нет ни "раньше", ни "позднее",
    И ни "одновременно". Ожидать
    Не стоит, будто истинна идея,

    Что из причин последствия идут.
    Ведь если существует лишь причина
    [В момент какой-то времени, вот тут,
    События в нём нет и половины]:

    Нет следствия, и неоткуда взять
    Его потом. Где были бы истоки,
    Чтоб следствию себя на свет являть?
    [Откуда бы его взялись его потоки]?

    А если существует тут исход,
    То нет причины возникать причине:
    Зачем потом она произойдёт,
    Коль есть её последствия и ныне?

    А если оба есть вот тут, сейчас:
    И следствие, и следствия причина -
    [Как можем полагать мы в этот раз],
    Что истинна причинная доктрина?

    Представь рога коровы: ни один
    Из них не будет следствием другого.
    Они одновременны, [двуедин
    Их принцип появленья] - нет такого,

    Чтобы один последствием из них
    Являлся, а другой - его причиной.
    Поэтому три сцепки временных
    [Меж фактами, увы], недостижимы.

    - Твоё опровержение причин
    Не может установлено быть также
    В пределах временных трёх величин.
    Идёт опровержение однажды

    Пусть впереди того, что отрицать
    Оно потом намерено собою -
    [Обязаны при этом мы признать]:
    Опровергаемое никакое

    Существовать не может потому.
    Не суждено в таких условьях также
    Опроверженье свергнуть никому.
    [И далее другую мысль покажем]:

    Опровергаемое пусть идёт
    Опроверженья раньше. [Здесь мы видим],
    Что установлен для него черёд -
    Зачем опроверженьем [мы обидим]

    Его существованье? Пусть теперь
    Они одновременно существуют.
    Тогда причинных нет у них цепей,
    Они несвязны. [Как пример любую

    Мы снова пару фактов приведём]:
    Рога коровы вместе существуют,
    Но ни один при этом не ведом,
    [Мы видим независимость прямую].

    - Ошибочны суждения твои.
    Раз вещи пусты, то не существует
    Ни то, чем отрицать должны они,
    Ни то, что опровергнуть подчистую.

    Ты сам приходишь к выводу о том,
    Что рассужденья пусты - вот про это
    [Мы изначально речь здесь и ведём],
    И речь твоя мой подтверждает метод.

    Да, если говорю я, что должно
    Существовать опроверженье вместе
    С опровергаемым, - неправда то,
    А заблужденье. [Но скажи по чести:

    Когда я утверждал всё это? Нет.
    Напротив, повторюсь сейчас я снова]:
    На их существование запрет
    Я наложил, [вполне он обоснован].

    Так что аргументация твоя
    Меня не задевает. - Но на деле
    [Причинам разным лишь благодаря
    Мы следствия когда-либо имели].

    Мы видим, как причина наперёд
    У следствия идёт: гончар из глины
    Кувшин [как плод проекта] создаёт,
    [И следствием являются кувшины].

    Причина может быть и позади:
    Ученики свой статус обретают
    Лишь после лекций, что они прошли,
    Да и учитель позже возникает.

    [Заметь, без этих основных причин
    Ученье не играло б роли следствий.
    В финале вариант ещё один
    Отметим с рассмотрением последствий]: 
     
    Причина может сосуществовать
    Со следствием своим, как свет и яркость, -
    Одновременно. Ложно утверждать
    Поэтому, что [логики подарком

    Являются суждения о том],
    Что нет причины раньше, чем последствий,
    Что позже мы причину не найдём,
    И что не встретим их когда-то вместе.

    - Пример твой, где ты мастера привёл,
    Неверен, потому что без кувшина
    Не будет он истоком - приобрёл
    Он статус свой лишь в паре с ним. Причина

    Не может потому опережать
    Последствия свои. Необоснован
    [И тезис твой о том], что отыскать
    Причину после следствий можно снова.

    Поскольку если нет ученика,
    Кого считать учителем мы можем?
    [Ошибка утверждать наверняка,
    Что логики подобный ход возможен].

    И если ты берёшься утверждать,
    Что свет и яркость как исход с причиной
    Одновременно будут возникать,
    Ты ложную опять создашь картину.

    Положим, свет и яркость есть сейчас -
    Так что из них причина, что иное?
    [Немного поразмыслив, ты тотчас
    Найдёшь лишь заблуждение сплошное].

    Причины и условия пусты.
    Признать ты должен: всё на свете пусто.
    Не существует, кроме пустоты,
    Ни вещь, ни существо, [ни Бог], ни чувство.

     

    Глава 12. Произведение (Происхождение)

    Опять: все вещи пусты. Почему?
    Уже произведённое не может
    На свет явиться снова, - [и ему
    Причина никакая не поможет].

    А что ещё не произведено,
    Того не существует [очевидно].
    Производимому же не дано
    Произвестись. [Итак, отсюда видно]:

    Им быть вне достиженья суждено.
    Как сказано: что есть уже на свете -
    Не будет больше произведено,
    Чего ещё нет - то [по той примете]

    Ещё не существует. Не бывать
    Без их соединения итога -
    Производимому существовать
    (Происходить) [заказана дорога]. 
     
    Уже произведённое - оно
    Последствием по смыслу выступает.
    А что ещё не произведено -
    Того и вовсе нет, [и не бывает].
     
    Производимое похоже на
    Возникшее - [и длящееся вечно],
    Не будет [та стезя] завершена,
    [Не будет результат ей обеспечен].

    Производимому уже не стать
    Произведённым - ведь уже не сможет
    Произведенье дважды возникать -
    [Такой удел ему не был положен],

    Поскольку это снова приведёт
    К регрессу бесконечности в итоге
    И заблужденье вновь произойдёт,
    [И с истины мы отойдём дороги].

    И воспроизведенью не бывать.
    Ведь первое тогда родит второе -
    Второе будет третье порождать,
    А третье - и четвёртое иное.

    И этих производных череда
    Покажет ясно, что уже имели
    Они свои прообразы всегда
    В бесчисленном количестве моделей.

    Но это невозможно: [ведь одно
    Всего мы воспроизвести хотели.
    Итак, такому быть не суждено]:
    Творённое не производит [цели].

    И если говоришь ты, что уже
    Произведённое творит иное,
    [Оно на этом дела вираже]
    Должно в себе задействовать такое,

    Чего в нём нет, и что не создано.
    Но это невозможно, потому что
    Две части оно пользовать должно:
    Что есть и чего нет, [второе - пусто].

    Использовать в творении то, что
    Ещё не произведено [на волю -
    Да, метод есть, вот только он ничто
    Произвести на деле не позволит]:

    Одновременно двум твореньям быть
    При этом надлежит [в таком процессе]:
    Произведённое производить
    И непроизведённое [в регрессе].

    Позиция шатается твоя:
    Уж очень неустойчивы на деле
    Такие рассуждения, [и я
    Их поддержать нисколько не намерен].

    Действительность подводит свой итог:
    Сгоревшему не требуется пламя,
    Доказанному - доводов поток,
    А сделанному - делание нами.

    Поэтому рождённое уже
    Не требует повторного рожденья.
    [Другой теперь рассмотрим мы сюжет]:
    О нерождённого произведенье. 

    Оно не производится, [совсем],
    Поскольку не имеет связь с твореньем.
    Иначе всё, что не было ничем,
    В итоге обрело б происхожденье.

    И если б вдруг процесс произошёл,
    Где непроизведённое творилось,
    То сколько бы он времени ни шёл,
    На деле ничего не появилось. 
     
    Произведенья потому и нет,
    Иначе быть творенью без творенья,
    [Победам быть в итоге без побед].
    А изменению - без измененья.

    Но это разрушает мира ход
    И не понять логическим мышленьем.
    А значит, жизни вещь не обретёт
    Своим из ничего происхожденьем.

    Но если производит из себя
    Та вещь, что ничего не производит,
    То все они должны, [закон блюдя],
    Производить. [Из этого выходит],

    Что люди, не достигшие [нирван]
    И просветлений, всё же б их являли.
    Архат бы был страстями обуян,
    У лошадей рога бы вырастали.

    Но не бывать, чтоб так произошло,
    Поэтому не говори такое,
    Что не производящее могло
    Производить хоть что-нибудь собою.
     
     - То, что не производит, может всё ж
    В условиях удачных, [совершенных]
    Производить, [и если ты найдёшь
    Хотя б одну из групп четырёхчленных]:

    Соединишь в единый организм
    Производителя, уменье, место
    И время - [производства механизм
    Свою работу явит. Ведь известно],

    Что если все причины совместить:
    Источник действа, место, время, средства, -
    То кое-что начнёт производить,
    Но не всегда, да и не повсеместно.
     
    Итак, не должен ты опровергать
    Меня, [когда я говорю всё это],
    Не всё должно производящим стать,
    [А только то, что в данный входит метод].

    - Пусть не производящее могло
    Производить, [поверим в чародейство],
    В условиях, когда имелось то,
    Что было бы причиной этих действий:

    Имелись бы творец, уменье, час
    И место для описанных процессов.
    [Но пояснить нам следует сейчас,
    Чтоб не имелось логики завесов]:

    Произведенья нет, когда оно
    Собой на производное влияет.
    [Но также и обратное верно]:
    Произведения не наступает,

    Пока оно не действует собой
    На свой же результат. Ещё неверно,
    Что у него есть выбор хоть какой:
    Влиять иль не влиять. [Мы опровергли]

    Твоё предположение о том,
    Что можно совершить произведенье
    Из непроизводящего. [Потом]:
    Творящее не создаёт творенья,

    Поскольку это привело б тогда
    К идее бесконечности [прогресса]:
    Свершённое вершило бы всегда -
    И не было б конца сему процессу,

    И что ещё не произведено
    [Ему на пару] тоже бы творило,
    [И мы признать должны бы были, что
    Деянье это бесконечным было].   

    Однако обсуждали мы как раз,
    Что часть производящего не может
    Производить: ни та, что есть сейчас,
    Ни та, которой нет. [Теперь положим],

    Что существует то, чему дано
    Производить и без произведенья.
    [Тогда должны мы утверждать бы, что]:
    Ему доступно [чудо] сотворенья.

    На самом деле только результат
    Решает, существует ли творящий,
    [И нам законы логики велят
    Признать, что принцип сей руководящий],

    Поэтому творящий не творит.
    Рассмотрим дальше [ложные] сужденья.
    Допустим, снова кто-то говорит:
    В производящем есть произведенье.

    Тогда произведенье не одно:
    Творящее творит само себя же
    И результат творенья [заодно.
    Однако здесь мы непременно скажем]:

    Ни это и ни то установить
    Не сможем мы [наверняка в сужденье],
    Так как тогда мы можем говорить,
    Что существуют два произведенья?

    Поэтому в производящем нет 
    Произведенья. [Далее рассудим,
    Как нам на свой вопрос найти ответ]:
    Происходить где сотворенье будет?
     
    Без сотворенья не бывать творцу,
    Без места сотворенья нет его же,
    [Нам заблуждаться было б не к лицу,
    Что акт произведения возможен].

    Итак, их нет: нам не установить
    Ни не произведённое, ни также
    Уже произведённое, и быть
    Произведенью в шансе мы откажем.

    И так как не дано определить
    Нам их [приметы, свойства и] природу,
    Мы можем также то установить,
    Что нет [метаморфоз иного рода]:

    Возникновенье, длительность и крах
    Не могут посему определяться.
    А если их нам не найти [в мирах],
    То в тех ничто не может [сотворяться].

    Так вещи сотворённые [пусты],
    Поскольку нет им актов становленья,
    И что не сотворёно - пустоты
    Являет лик нам вместо сотворенья.

    Их невозможно нам установить,
    И также мы установить не можем
    Суть тех существ, чьим чувствам в мире быть
    [Удел самой природою положен].

    Признать ты должен: пусто всё вокруг,
    Ничто не происходит [из причины].
    Лишь пустота - [шуньяты вечный круг] -
    Спокойствия являет нам глубины.


  • Оставить комментарий
  • © Copyright Баграмова Лариса (Valentin.Irkhin@imp.uran.ru)
  • Обновлено: 02/03/2021. 127k. Статистика.
  • Поэма: Философия
  •  Ваша оценка:

    Связаться с программистом сайта.